Стремительное нарастание противоречий в современном мире, углубление тектонических разломов между основными игроками, упадок старых и формирование новых центров геополитической силы приводят к стремительной милитаризации и новой гонки вооружений.

Конец «Прекрасного века»

Первые годы после краха коммунизма стали периодом беспрецедентного мира и безопасности. Отдельные всплески напряженности – в странах бывшей Югославии, в отдельных частях Ближнего Востока или в субсахарской Африке – были исключениями, которые лишь подтверждали общее правило. Страны восточной Европы стали частью коллективного Запада; Китай и Россия сосредоточились на внутренних реформах и, казалось, демонстрировали искреннее желание войти в клуб цивилизованных стран; Индия, страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки стали полностью открытыми для торговли и инвестиций. Геополитическое противостояние ушло в небытие, а американский философ Френсис Фукуяма провозгласил, что мировая история закончилась победой западной либеральной демократии.

«То, что мы наблюдаем сейчас – не только конец Холодной войны, но конец истории как таковой: конечная точка человеческой идеологической эволюции и универсализация западной либеральной демократии как финальной формы человеческого правления», — писал тогда Фукуяма.

Сейчас, через двадцать с хвостиком лет, кажется: эти слова звучали в какой-то другой жизни. 90-е годы прошлого века напоминают некий La Belle Époque («Прекрасный век») конца XIX-начала XX веков – период беспрецедентного прогресса, расцвета экономики, науки и культуры. Закончившийся, как известно, Первой мировой войной.

Сейчас мы живем в принципиально другом мире. Нарастание амбиций новых геополитических игроков и их агрессивное поведение на мировой арене вкупе с почти полным самоустранением Запада от выполнения функций безопасности; возрастание роли политического ислама на Ближнем Востоке и в других регионах планеты; небывалые по своему размаху миграционные волны привели к появлению новых и эскалации существующих точек напряжения. Которые, в свою очередь, превратились в настоящие тектонические разломы и противостояние в различных формах всех со всеми.

Китай – крупнейший бенефициар нового мирового порядка – вступил в противостояние с Соединенными Штатами в Южно-Китайском море, где Пекин активно насыпает искусственные острова, превращая самую большую судоходную артерию планеты в свою внутреннюю акваторию. А диспропорции в торговле между США и КНР поставили две мощнейшие экономики мира на грань торговой войны. Кроме того, растет напряженность между Китаем и Японией за спорный архипелаг Сенкаку между Китаем и Индией – на общей границе в Тибете, на линии индийско-пакистанского конфликта и на Мальдивских островах.

Ближний Восток – нефтяная бочка планеты – после событий «Арабской весны» превратился в ее пороховую бочку: сейчас в регионе горят многочисленные локальные конфликты, которые в любой момент могут перерасти в большую войну между Ираном и израильско-саудовским блоком при участии крупных государств.

Нарастают экономические противоречия между Соединенными Штатами и странами старой Европы. А Россия, демонстрируя небывалый всплеск национализма, развязала войны против Грузии и Украины, угрожает странам Балтии и Восточной Европы и активно пытается вести информационные и диверсионно-подрывные акции против ключевых демократий Европы и Северной Америки.

Естественно, что нарастание конфликтности и мировой энтропии сопровождается новой милитаризацией и гонкой вооружений. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), общемировые военные расходы в прошлом году достигли максимальной отметки со времен холодной войны и составили $1,73 трлн.

Азиатско-Тихокеанский регион: столкновение титанов

Не будет преувеличением сказать, что основной центр геополитического и геоэкономического противостояние давно переместился в восточную Азию и Тихоокеанский регион. Поэтому не удивительно, что регион оказался лидером в части увеличения военных расходов, которые в прошлом году достигли в совокупности 477 миллиардов долларов – что на 3,6% больше, чем в 2016 году и на 59%, чем в 2008, и составили 27% мировых оборонных расходов (в 2008 году доля азиатских стран составила 17%).

Безусловный лидер – Китай, который в прошлом году потратил 228 миллиардов долларов и занял второе место в мире после Соединенных Штатов. Сейчас Поднебесная проводит беспрецедентную по своим масштабам трансформацию своих вооруженных сил, превратив самую большую в мире Народно-освободительную армию Китая в прекрасно вооруженную и хорошо вышколенную силу. Огромные средства вкладываются в разработку нового вооружения, включая сверхсовременные самолеты нового поколения и в развитие военно-морского флота.

Военно-морской флот КНР постоянно развивается и уже превосходит по совокупному водоизмещению и огневой мощи все флота в регионе, кроме американского

Несколько меньше, но все же – более чем достаточно, заботятся о потребностях своих вооруженных сил Индия (63,9 млрд долларов, 5 место в мировом рейтинге) и Южная Корея (39,3 млрд, 10). Япония с 45,4 млрд заняла 8 место, однако нужно отметить – Токио выделяет на оборону всего 0,9% собственного ВВП. Впрочем, для страны, которая зафиксировала в своей Конституции отказ от войны как суверенного права нации и формально не имеет армии (официальное название ее подразделений – «Силы самообороны»), это не так уж и мало. Особенно, если учесть, что военные расходы страны самураев медленно, но неуклонно увеличиваются – на 4,4 процента с 2008 года.

Ближний Восток: все против всех

Не отстает от Азиатско-Тихоокеанского региона и Ближний Восток. Абсолютным лидером в регионе стала Саудовская Аравия – в прошлом году королевство нефти и песка потратило на оборону более 69 миллиардов, заняв третью(!!!) строчку после США и Китая. И, похоже, молодой и амбициозный наследственный принц Муххамад бин Салман не собирается останавливаться на достигнутом – чего стоят хотя бы подписанные год назад во время визита Дональда Трампа в Эр-Рияд соглашения на поставки американского вооружения (на 110 миллиардов долларов!) и планы по созданию собственного ядерного оружия!

Не менее активно вооружается и главный союзник Саудовской Аравии – Объединенные арабские эмираты. За прошлый год, по данным SIPRI, Абу-Даби потратил примерно 24,4 млрд – второе место в регионе и 14-е – на планете (впрочем, исследователи подчеркивают, что эти данные невозможно подтвердить).

Французский танк AMX-56 Leclerc на одной из крупнейших мировых выставок вооружений DEX 2017, Абу-Даби

Главный противник суннитских монархий Персидского залива – шиитский Иран – тоже не плетется в хвосте. С 2014 по 2017 год расходы Тегерана на вооружение выросли на 37 процентов, достигнув уровня в 14,5 млрд долларов США.

Стремительно увеличиваются оборонные расходы Турции – при том, что экономика страны находится не в лучшем состоянии. С 2008 года Анкара увеличила финансирование вооруженных сил на 46%, потратив в прошлом году 18,2 млрд.

Интересный штрих к общему портрету: 8 из 10 стран, которые тратят большую долю ВВП на оборону, расположены именно на Ближнем Востоке. Это Оман (12%), Саудовская Аравия (10%), ОАЭ (6%), Кувейт (5.8%), Иордания (4.8%), Израиль (4.7%), Ливан (4.5%) и Бахрейн (4.1%).

Что касается единственной полноценной демократии региона – государства Израиль – то в прошлом году Иерусалим увеличил расходы на 4,9 процента по сравнению с годом позапрошлым. Расходы Израиля на оборону достигли 16,5 млрд долларов (не считая американской военной помощи на 3,1 млрд). Впрочем, стоит заметить: военные расходы Иерусалима все еще не достигают пика 2014-15 годов, когда военные операции в Секторе Газа требовали значительно больше ресурсов.

Более половины военных расходов – 900 миллиардов долларов – приходится на страны блока НАТО. Впрочем, бремя расходов на безопасную жизнь распределяется среди западных демократий крайне неравномерно.

Динамика военных расходов ведущих стран мира за последние десять лет. Впрочем, в течение последних нескольких лет тренд изменился — военные расходы США растут, Российской Федерации — снижаются. Так же Германия и Франция, несмотря на формальный рост оборонных расходов, не могут достичь натовского стандарта в 2% ВВП

Запад: США и «Новая Европа» наращивают расходы, Западная Европа — в теплой ванне

Из упомянутых 900 млрд долл — 610 млрд долл приходятся на Соединенные Штаты Америки. Общие оборонные расходы мощнейшего государства планеты составляют 3,1% ВВП. Впрочем, этот показатель имеет тенденцию к увеличению – в оборонном бюджете текущего года заложено уже 626 млрд. А вообще Дональд Трамп мечтает об общей цифре в 700 млрд расходов в год. Впрочем, не факт, что такая сумма является достижимой – особенно после промежуточных выборов в Конгресс в ноябре этого года, в котором демократы (которые настроены более миролюбиво) вполне могут потеснить воинственных представителей партии Авраама Линкольна и Рональда Рейгана.

А вот анализ расходов стран Западной Европы дает все основания предположить – для кого La Belle Époque все еще продолжается. Абсолютное большинство ведущих стран Старого Света не то что не дотягивают до оговоренного стандарта НАТО в 2% ВВП, а и продолжают снижать свои расходы (вопреки поддержанному всеми членами Альянса решению Уэльского саммита о приведении расходов в соответствие с нормативами).

Так, оборонные расходы Франции уменьшились за последний год на 1,9% и составили около 47 млрд долларов (1,78% ВВП). Символично повысила военные расходы Великобритания – на 0,5%, с общей суммой более 60 млрд долларов.По разным оценкам, Лондон тратит на собственную безопасность от 1,98 до 2,21% ВВП. Больше стала тратить и Германия – более 44 млрд, или 1,3% ВВП. По сравнению с 1,19% два года назад – безусловный прогресс. Однако немецкая пресса пестрит статьями о полной небоеспособности Бундесвера. Более того: цифры оборонных расходов в западноевропейских странах в основном являются «дутыми»: значительные суммы идут не на повышение обороноспособности, а на выплаты больших зарплат, пенсий и прочих социальных выплат; а также – на отдых самих военнослужащих и членов их семей. Что, конечно же, хорошо, но к оборонным расходам имеет ну очень опосредованное отношение.

Значительно адекватнее ведут себя страны Восточной Европы. Польша и Эстония давно вышли на обусловленный показатель военных расходов в 2% ВВП. В прошлом году в этот клуб стремительно ворвалась Румыния, повысив оборонные расходы в течение года на 50% (!!!) и став абсолютным лидером роста военных расходов на планете. Существенно увеличили за год расходы на собственную безопасность также Латвия и Литва – на 21% каждая, хотя и не достигли отметки в 2% ВВП.

А вот Россия – один из основных адептов новой гонки вооружений и «Холодной войны 2.0» – похоже, не выдерживает инициированного ею же соперничества. В прошлом году ее военные расходы просели, по данным SIPRI, сразу на 20%, составив 66,3 млрд американских долларов (4,3% ВВП вместо 5,5% в 2016 году). Эксперты SIPRI утверждают: сокращение произошло благодаря падению цен на нефть. Соответственно, Москва выпала из тройки лидеров, уступив Саудовской Аравии – очевидно, Эр-Рияду удешевление черного золота не стало помехой.

Что же касается нашей страны, то эксперты SIPRI называют цифру в 3,6 млрд долларов, номинально увеличившись на 10%, но фактически уменьшившись благодаря инфляции на 2%. В общем, затраты Украины на военную сферу сейчас составляют около 3,4% ВВП – примерно на уровне 2016 года и значительно меньше 4%, характерных для пиковых 2014-2015 гг. В то же время, по словам отечественных чиновников, Украина продолжает тратить около 5%. Кто на самом деле говорит правду – сказать трудно, ведь методики подсчетов выбираются явно разные.

МАКСИМ ВИКУЛОВ

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме