Комбат

Поскольку фото выложено в публичный доступ, я его не спер, а перепостил.

Это Каскад и Анаконда, муж и жена, офицеры ВСУ, бойцы «нуля».

О Каскаде я писал — это Ахиллес, убивающий гиганта в прыжке. Безжалостный к врагу и внимательный к своим. Ему не пох*й — почему солдат загрустил. Может быть солдату плохо.Э, да что случилось? Может тебе не на гауптвахту надо, а крепкого чаю и поспать? Дома что-то случилось?..

При этом в битве он реально страшен. Я видел.

Анаконда — Пенелопа, у которой ничего не валяется на полу. Ни носки, ни патроны.

Посмотрите, как они красивы.

Вы видите фото, а я подтверждаю — внутри они такие же. Они сияют. Даже когда матюкаются или выносят мозги.

Вот это и есть Украина.

Потомки таких людей ступят на Марс, пока жирные от нефти раки будут жевать попкорн с киселевым, наблюдая матчи футбольных команд из далекого Запада, с которым они типа воюют. Но матчи, все таки, смотрят.

Это не вышиванка. Это та основная ткань, на которой вышивают другие. Золото нации, истинная ее элита и неразменный депозит.

Движения их — как у хищников, переход от отдыха к бою молниеносный, сон их краток, как у волков, забота о своих, как у гиппо, решения быстры как у рыси, а делятся они едой как косатки.

Вражда с ними — приговор, а дружба с ними — бесценна.

Это — люди.

sni435234eukpmukmok.jpg (67. Kb)

Прикордонник

Продолжая рассказывать о лучших людях, истинном золоте страны, выкладываю еще одно фото.

Это Игорь Руль, он же «Бушуй». Пограничник, которого оттеснили от границы. Уходя под натиском, он забрал с собой свой пограничный столб.

Погранцы разграбленной и растерянной страны не смогли в одиночку удержать периметр от находа орды, тогда они забрали свою границу с собой, пообещав вернуть ее на место. Отходя с боями, они забрали самое дорогое. Не шмот, не майно — а знак державной границы, которую присягнули защищать.

Сейчас это одна из лучших и лютых разведгрупп. И у них есть свой пограничный столб. Собственный.

И этот пограничный знак неумолимо движется к прежнему месту. На восток.

Уходят — забирают с собой. Приходят — ставят снова. Потому что решает все не сила, а верность нации и честь воина под присягой. И граница не там, где стер с карты пунктир оккупант, а там где стоит Бушуй. Где вбит его пограничный столб, и там не пройти без его разрешения.

Род Бушуя — три поколения книжных издателей и литераторов. А ему выпало нести на себе пограничный столб. Такая вот голгофа.

Такая вот литература. Лучшей книги я не читал.

5b06d3dfdbce9.jpg (142.43 Kb)

Побратим

На фото — мой Фокс. Он же позывной «Фокстрот». Он не только мой Фокс, он общий Фокс, но мой тоже, отдельно и сугубо. Как говорил Япончик Майорчику «Ты мне не друг… Ты мне брат».

Фокс мне тоже не только друг. Он мне пиздец и мигрень.

Он десантник, парамедик, стрелок и пилот первого экипажа. Подло жрет тушенку из банки на шестерых, зато совсем не храпит. И рядом с ним чувствуешь себя уверенно и спокойно, как у мамки в пузике.

Не каждому везет на такого побратима. Наверное, в прошлой жизни я был хорошим котом, шо мне так поправило карму и достался в команду Фокс. А не шопопало.

Солдаты не любят следить за собой, считают что и так сойдет. Самозащита работает, только когда следят друг за другом. И мы с Фоксом кормили друг друга витаминами. Я ему — продолговатый, он мне два шарика. На другой день наоборот. И когда он воротил морду, я говорил «а вот щас интернет отключу». И не было у него аргументов против.

Ночью, когда на стенах изнутри Башни выступал иней, он разворачивал тэн на меня, когда я спал, потому что моя стена была внешней. А я сыпал ему в берцы порошок от грибка. Так мы и жили.

Мы вместе выпрыгнули на платфому вокзала в Киеве, с баулами, броней и бэкпаками. В мультикаме и с патчами. И его девушки обнимали больше. Потому что он красивый, а я просто умный, и это сразу не видно по лицу. А вот то шо Фокс умный — написано у него на лице. Красивый, умный и небритый. Бесконечно отважный и добрый.

Широкинские коты и собаки, если вы читаете этот пост, знайте — именно полевой парамед Фокстрот отлавливал вас, брал за холку, и колол в ваши костлявые жопы вакцину и боевую антибиоту, имея распоряжение после нарады «пристрелить вид сказу». Он умеет убивать — но не любит это делать.

Фокс не даст умереть никому — ни побратиму, ни коту, ни псу. Ни даже россиянину. Он вытащит всех. До единого.

И самая дорогая для меня награда — это вырезанная тактическими рип-ножницами картонная медаль на нитке «Горькому от Фокса. За все.» Такое получает не каждый.

А в заключение — строка из Гумилева, «Пьяный дервиш».

«Мир лишь луч от лика друга, всё иное тень его!»

Chipollino

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке