Интересная ситуация сложилась после заявления 25 мая так называемого «председателя Народного Совета, главы делегации «ДНР» на минских переговорах» Дениса Пушилина о том, что обстановка на южном направлении очень сложная и украинская армия якобы продвинулась в село Петровское Старобешевского района. Нашим СМИ со ссылкой (!) на интернет-ресурсы оккупантов стали писать об освобождении Петровского силами ООС.

Однако в реальности речь шла только о продвижении в районе Петровского — наши войска еще ранее взяли очередную лесопосадку, заняв кусок «серой зоны» от Викторовки до Петровского. Зато непроверенными данными наши «журналисты» дали повод врагу развязать очередную пропагандистскую компанию. Им не составило труда организовать выезд съемочной группы в подкронтрольное Петровское и выложить видео с глумливыми комментариями.

При этом «за кадром» остается тот факт, что продвижение нашей группировки (а конкретно 93-й мехбригады) на этом направлении все-таки есть — но южнее, в районе Николаевка — Докучаевск. Об этом свидетельствует, например, не так давно выложенный ролик поражения опорного пункта боевиков. По геотегам он вполне привязывается к конкретным населенным пунктам и линии соприкосновения.

По карте линии противостояния хорошо видно, что, по всей видимости, серая зона перед этим опорным пунктом противника уже в наших руках, что может свидетельствовать о продвижении на еще одном участке фронта.

Возвращаясь к Петровскому, стоит сказать, что по уже давнему плану ОБСЕ, этот населенный пункт был одним из районов разведения сторон. Напомним, что еще 21 сентября 2016 г. в рамках договоренностей трехсторонней контактной группы были определены три пилотные точки на линии противостояния, где стороны обязались отвести свои вооруженные формирования вглубь в среднем на 2 км. Причем поначалу это выглядело как решение, которое может устраивать обе стороны. В то же время, похоже, что по-настоящему в договоренности никто не верил и поэтому две реперные точки (Станица Луганская и Петровское) чисто теоретически в случае невыполнения сторонами своих обязательств были плацдармами для возможного наступления.

Так, из того же Петровского группировка ВСУ чисто теоретически могла угрожать всему Приазовскому направлению обороны боевиков. Поэтому несколько раз даже пытались «на камеру» отводить войска, однако из этого ничего не вышло — слишком уж стратегически важный пункт на южном направлении, контроль над которым будет определять всю картину войны тут.

Зато в декабре 2017 г. нашим военным удалось освободить ближайший к Петровскому населенный пункт Викторовку. Именно после него на трассе идет Петровское, а дальше крупных опорных пунктов у противника нет. Падение Петровского может привести к серьезным стратегическим провалам для оккупационного командования на Южном направлении. Хотя говорить об обрушении линии обороны можно будет только после введения больших танковых групп и то не факт ввиду наличия огромных минных полей, которые создавались хаотично начиная с лета 2014 г. Стоит сказать, что Петровское пытались освобождать еще в январе 2015 г., но тогда только случайность помешала нашим военным взять его под контроль.

В официальных сводках почти нет информации о состоянии фронта на огромном участке от Еленовки до Волновахи. А тут в последние дни происходят знаковые события. Дело в том, что боевые действия в этой малозаселенной степной зоне идут буквально за каждый населенный пункт, включая хутора и поселки. Поэтому сложно переоценить то, что нашим военным удалось взять под свой контроль поселок Викторовка в относительной близости от крупного пункта вражеской обороны — города Комсомольское (после деоккупации — Кальмиусское).

Фактически на примере позиций под Петровском хорошо видна тактика освобождения «серой зоны» — там, где располагаются мотивированные подразделения и командование готово к потерям, происходит продвижение вперед. Как правило, населенные пункты и наблюдательные позиции противника занимают «тихо» — без особых боевых действий. После этого противник накрывает потерянные позиции артиллерией и если наступающие не успели оборудовать позиции, то несут достаточно серьезные потери. И в зависимости от ситуации наши военные либо отходят, либо закрепляются, таким образом, освобождая 2-3 квадратных километра нашей земли.

Кстати, не стоит думать, что такой тактики придерживаются только наши бойцы — противная сторона делает точно так же. При этом обвинения в нарушении «минских соглашений» льются с обеих сторон почти непрерывным потоком. Единственное условие для проведения обстрела или вылазки — отсутствие поблизости единственной контролирующей инстанции в виде миссии ОБСЕ. А так как «европейцы» почти не появляются «на югах», то тут обе стороны действую весьма «вольготно» — единственным ограничителем выступает артиллерия.

Вообще ситуация на Южном направлении весьма непростая — линия обороны тут не сплошная, а базируется на цепи господствующих в степи высот и курганов. Так, под Викторовкой основу оборону противника составляет курган Черная Могила, который находится восточнее Петровское, которое, кстати, вряд ли российско-оккупационное командование отдаст без боя.

В целом можно отметить, что боевиков не устраивает статус-кво на Южном направлении и вскоре тут можно будет ожидать усиления активности. Которое, впрочем, выльется в очередные артиллерийские дуэли и снайперскую войну.

Михаил Жирохов

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме