Вчера на улице я встретила соседа. Снова в военной форме, точнее в форме местного «полицейского», со всей атрибутикой человека, который идет на «службу».

В разговоре сосед пожал плечами – а где здесь найти ту работу, за которую будут платить? Точнее платить так, чтобы хватало на жизнь? Такой аргумент я слышу уже дважды – и оба раза от тех, кто здесь «служит».

Ни о какой идейности или чем-то еще речи нет и близко. Работу в «армии» или местной «полиции» поясняют только тем, что нужно кормить семью, а уезжать на заработки не хочется, потому что этот вариант уже пройден. Но в случае моего соседа-«полицейского» ирония в другом. Его мать освободилась из мест лишения свободы в 2014 году, накануне боевых действий.

То есть никакой проверки мой сосед при трудоустройстве не проходил, потому что и статья, и срок, который отбывала его мать, были не пустячными. Но сосед «прослужив» два года в местной «армии» ушел, не выдержав, после года поиска какой-то другой работы с аналогичной оплатой труда, снова подался «служить» уже в «полицию».

Есть еще кое-что – новый закон о «военных пенсиях», по которому чтобы претендовать на пенсию нужно отдать или «армии», или «полиции» 30 месяцев своей жизни. При чем уйти не хлопнув дверью, а отслужить весь срок контракта, который заключается на 12 месяцев. Исключением может быть только болезнь, оформленная по местной букве «закона». И здесь снова все не просто. Многие ведь «служили» здесь – кто год, кто два, кто полгода. И сейчас «армия» делает набор вновь уже за счет тех, кто хочет дослужить до «военной» пенсии.

Мой знакомый был комиссован из-за проблем с сердцем – он служил на военной должности в тюрьме. Не прошел медкомиссии, не помогли даже деньги в конверте. После прежней зарплаты он смог найти только работу охранника в школе за 5 тысяч рублей зарплаты. Этих денег ему не хватало даже на питание.

Через время он смог перейти охранником в местный «госбанк» на 7 тысяч рублей. И для него закон о пенсиях оказался спасительной веревкой для утопающего – можно будет получать и пенсию, и зарплату, а главное – лучше питаться. Моему знакомому не хватает 5 месяцев до необходимых 30 месяцев до «военной» пенсии.

Но чтобы дослужить 5 месяцев, всего-то 5 месяцев, ему нужно отработать год – срок контракта. А тех, кто приходит с улицы в «военкомат», отправляют копать окопы, носить снаряды и ночевать в поля. А моему знакомому уже под пятьдесят, да и причина, по которой он был комиссован, никак не способствует тяжелой службе.

В общем, дослужить край как нужно, но так, чтобы не умереть за этот год. А для этого нужны связи, знакомства, чтобы попасть на ту должность, где можно в относительном тепле и безопасности, без подрыва здоровья дотянуть год контракта. Желательно без больших физических нагрузок, желательно – в безопасности, желательно в тепле и так, чтобы не на ногах. А для таких почти тепличных условий нужны связи, знакомства, протекция, взятка. Никаких высокий идей или высоких слов. Никакого патриотизма. Мечты о пенсии, мечты о лучшем питании. И, знаете, так здесь очень у многих только потому, что многие вынуждены выживать, поставленные в очень неудобное положение.

Ольга Черненко

 

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке