Несмотря на то, что после прошлогодних выборов к власти в ФРГ пришла «новая старая» коалиция христианских демократов и эсдеков, на какой-то момент могло показаться, что привычная амбивалентность Берлина в отношении России — однозначное осуждение агрессии в Украине при постоянной готовности к «конструктивному» диалогу с Кремлём — уйдёт в прошлое. Прежде всего, из-за смены той части правительства, которую делегируют социал-демократы и в которой раньше были представлены фигуры, постоянно говорившие о перспективах снятия антироссийских санкций и необходимости экономического сотрудничества с Москвой.

Но если Франк-Вальтер Штайнмайер сменил должность министра иностранных дел на важный, но преимущественно церемониальный пост президента республики, то пришедший ему на смену Зигмар Габриэль потерял свои позиции именно в пред- и поствыборной борьбе. Обоих считали близкими бывшему федеральному канцлеру Герхарду Шрёдеру, а ныне — председателю управляющего совета Nord Stream 2 AG. Это, само собой, давало многим украинцам и европейцам основания подозревать часть социал-демократического истеблишмента в чувствительности к российским интересам.

Однако действующий министр иностранных дел, тоже эсдек Хайко Маас не был выходцем из шрёдеровской шинели. Может быть поэтому почти сразу после вступления в должность его риторика существенно отличалась от подхода предшественников. Вспоминая о преступлениях нацизма, он не говорил об исторической вине Берлина перед Москвой, а, наоборот, настаивал на том, что Россию, учитывая её агрессивное поведение, необходимо поставить на место. А во время визита Петра Порошенко в немецкую столицу канцлер ФРГ Ангела Меркель впервые признала политическую составляющую «Северного потока-2» — проекта, который немецкое правительство всё это время упорно называло чисто коммерческой инициативой.

На какой-то момент могло показаться, что в балансе тех, кто считает необходимым наказать Россию за её вмешательство в жизнь соседей из соображений хотя бы собственной безопасности, и тех, кому важно сохранять выгодные отношения с Кремлём, чаша весов начала склоняться в пользу первых.

Иран преткновения

Однако одним из самых главных препятствий для этого стала внешняя политика Вашингтона по отношению к своим европейским партнёрам. Страсти начали накаляться вместе с оглашением планов ввести торговые ограничения, которые затронут и немецкий бизнес. В такой ситуации логично было услышать аргументы о том, что если уж США закрывают для нас свой рынок, то почему мы должны помогать решать Америке её геополитические задачи за наш счёт.

Но выход Вашингтона из атомной сделки с Ираном поставил Берлин в ещё более неудобное положение. Односторонние действия Трампа в этот раз подорвали доверие к США даже самых рьяных трансатлантистов. И теперь всё чаще можно услышать призывы к формированию самостоятельной европейской внешней политики, независимой от американцев. А такая внешняя политика потребует от Берлина и Брюсселя балансирования интересов и ресурсов. И в тех местах, где опереться на Вашингтон будет невозможно, опору будут искать в другом месте, в том числе и в Москве.

Само собой, встреча Меркель и Путина в Сочи не была вызвана исключительно поведением Америки — после переизбрания на пост канцлера глава немецкого правительства имела слишком много вопросов для обсуждения с обеспечившим себе новый срок президентом РФ и без демаршей с другой стороны Атлантического океана. Но сам тон и повестка этой встречи формировались с оглядкой на действия Трампа. Теперь помощь Москвы в сохранении ядерной сделки можно попробовать продать Берлину намного выгоднее, а доступ на российские рынки будет ещё привлекательнеё для немецкого бизнеса.

Украинский интерес

И если в вопросах мирного урегулирования на Донбассе и возвращения Крыма такое уравновешивание не будет иметь влияния — слишком мало места для уступок с обеих сторон, то в вопросе энергетической безопасности эта ситуация может иметь для Украины печальные последствия. Отношение Берлина к «Северному потоку-2» и до этого было максимально благосклонным. Однако последние события могут развеять все сомнения немецкого политического руководства относительно будущего этого проекта.

Попытки США надавить в вопросе «Северного потока-2» при этом лишь усугубляют ситуацию. На фоне эгоистического экономического поведения и пренебрежения внешнеполитическим партнёрством такие действия воспринимаются не как забота об энергетической безопасности Европы, а лишь как способ навязать европейцам сжиженный сланцевый газ американского производства — нарратив, который в России всегда готовы поддержать.

И, конечно, говорить в подобных обстоятельствах об ужесточении европейских санкций по любому из поводов не стоит. У Берлина просто не будет желания и возможности идти на дальнейшую конфронтацию с Москвой. Остаётся лишь надеяться, что смена обстановки не повлияет на волю продлить уже существующие ограничительные меры против Кремля.

Власть денег

Было бы наивно полагать, что во всём виноват только Трамп и его видение того, как Америка должна вести свою внешнюю политику. Непростое отношение немцев к России определяется многими факторами, где, кроме комплекса исторической вины и левых политических предпочтений части немецкого общества, важную роль играют и российские деньги. И речь идёт не о взятках, а той непосредственной выгоде, которую видят в сотрудничестве с Россией немецкий бизнес и политики.

Кроме уже упомянутой выше возможности продавать свои товары россиянам и покупать российские ресурсы, в Кремле готовы преподнести Германии серьёзный подарок. «Северный поток-2» потенциально способен превратить ФРГ в энергетический хаб для Европы. А это — вложения в инфраструктуру, рабочие места, прибыль для местных бюджетов. Для местных политиков такая возможность оживить собственный регион стоит намного дороже потенциальных рисков в сфере энергетической безопасности Европы. Бургомистр небольшого города может позволить себе не обращать внимания на подозрительное прошлое приносящих дары данайцев.

А вот Ангела Меркель и Хайко Маас не могут не учитывать мнения своих партийных активов на местах, лоббистских усилий бизнеса и настроений избирателей. Всё это образует сложную картинку в калейдоскопе внешней политики Германии, и неосторожный пинок Трампа развалил ту комбинацию стёкол, которая в один прекрасный момент начала складываться выгодным для Украины образом.

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме