После того как президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин позволил себе на несколько минут расслабиться и поговорить с изумленной аудиторией о подонках, бомжах, очистке, шпионаже и проституции, повсюду стали говорить о нервном срыве великого вождя и непревзойденного комбинатора, о том, что человек пьянеет от безнаказанности и лизоблюдства, что он совершил ошибку, сам что-то там признал и так далее.

А по-моему, это не у него нервный срыв. Это у вас стокгольмский синдром. Он ведь всегда был такой — от спецоперации с демонстрацией девочек Скуратова и обещания «мочить в сортире» террористов и до своих последних высказываний о Скрипале. Он никогда не менялся, никогда ничего не скрывал. Он честный человек. Сам рассказывал Наталье Геворкян и Андрею Колесникову о том, как проползал на пузе всю Москву, чтобы попасть в заветную «контору». Подонком у него в то время был не Скрипаль, а Бабицкий — и тоже все возмущались.Восхитительный подарок для настоящего мужчиныЧасы «Mercedes-Benz» по эксклюзивной ценеКупить!Универсальная точилка «Swifty Sharp»Для заточки ножей, ножниц, садового инвентаряКупить!Инструменты недорогоДля любых работ с максимальной выгодой!

Все остальное — о стратегических намерениях, глобальных амбициях, непревзойденных политических талантах — от лукавого. Хочется все-таки думать, что управляет огромным государством пусть злодей, но выдающийся, был культ — но была и личность. Но с какой стати нужно в это верить всерьез? Каким гениальным стратегом нужно быть, чтобы напасть на Украину с ее деморализованной и разворованной к 2014 году армией? На маленькую Грузию размером с половину какой-нибудь российской области? Чтобы бомбить позиции сирийских оппозиционеров, у которых нет вообще никакой авиации и противовоздушной обороны тоже нет?

А в реальности есть бедный подросток из ленинградской подворотни — или из бедного сибирского села, какая разница, — который отчаянно хочет пробиться, добиться и все доказать всем — от крысы в родном подъезде до самоуверенных богатых сокурсников и девушек на слишком высоких каблуках. И главное достижение этого подростка в том, что он вовремя понимает, что сам по себе доказать ничего не сможет, только вместе с системой, только став ее винтиком, шпунтиком, баллончиком с «Новичком». И он бежит и кричит «возьмите меня», потому что в стране, в которой он родился, никакой достойной альтернативы для него не придумано: либо зэком, либо вертухаем, либо проституткой, либо шпионом, других профессий не предусмотрено, он делает правильный выбор и у него все получается.

Знал бы прикуп — жил бы в Сочи, все боятся, проститутка на двоих в Лондоне, напугал собакой Ангелу, прикольный «Новичок», моча на Олимпиаду, президент России, Герой России, подполковник, полковник, у тебя Медведев, у меня Петров, жизнь удалась. И когда в редкие минуты откровенности ты рассказываешь им про Солберецкий собор или про подонка Скрипаля, они думают, что тебя наказали или у тебя нервный срыв. Да это не меня наказали, это вас всех наказали — сидите теперь и бойтесь до самого своего смертного часа. Отравлю в Солсбери, разбомблю в Алеппо, пристрелю на Москворецком мосту, замочу в ванной в Аскоте. Это не у меня нервный срыв. Это у вас нервный срыв.

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке