Произошедшие недавно события в оккупированном Крыму являются продолжением репрессивного давления российской власти на граждан Украины в Крыму, прежде всего крымских татар. Тех, кто не променял относительное спокойствие и лояльность на свою веру и убеждения.

Любая гражданская активность в Крыму безжалостно подавляется. Буквально две-три недели назад я разговаривал с Сервером Мустафаевым и мы обсуждали потенциальное усиление репрессий. Было очевидно, что объединяющее жертв репрессий и их родных движение «Крымская солидарность», уже давно раздражает силовиков. Вопрос ареста Сервера под любым предлогом был лишь делом времени.

Условно разделяя и крымских татар на «религиозных» и «светских», Кремль сепарирует и вменяемые им преступления на «террористические» и «экстремистские».

Объединяет эти дела лишь то, что их сопровождает оперативно и следственно органы ФСБ России.

Задача российской власти в Крыму — уничтожить любые неподконтрольные ей связи внутри крымскотатарского народа. Предельно раздробить, атомизировать. Подавить тем самым волю к сопротивлению крымских татар к навязанной оккупации.

Поэтому репрессии внутри Крыма будут продолжаться и их будет становиться все больше. Крымские татары объективно будут находиться в самой зоне риска быть подвергнутыми им. Любое проявление активности даже вне политического контекста автоматически притягивает внимание репрессивного аппарата. Яркий пример — захват силовиками в заложники Ресуля Велиляева бизнесмена и мецената.

Что касается истории харьковчанина Александра Стешенко, то она фантасмагорична и хорошо укладывается в стилистику фабрикации дел оперативниками ФСБ.

Стешенко был похищен на админгранице более месяца назад. Через две недели его видел адвокат Семедляев, который смог узнать, что на Стешенко был сфабрикован административный протокол и суд выписал ему арест 12 суток, а на самом деле, его плотно обрабатывали оперативники. Со слов Семедляева, Стешенко заявлял о пытках и что его несколько дней топили в море.

Совсем не удивлён. Пытки в современной России уже стали общим местом. О методах работы ФСБ пишут даже в российской прессе.

Навскидку на ум приходят пытки Параламова, Пчелинцева, Филинкова и это только за последние месяцы. Нет никаких сомнений, что за более чем месяц такой «обработки» жертва пыток оперативников ФСБ признаётся в чем угодно. Хоть в рытье тоннеля для шпионов из Японии, хоть в подмешивании в пищу товарищу Молотову толченого стекла, хоть в попытке поджога забора рядом с домом муфтия-коллаборациониста.

Интересно, что сам муфтий Аблаев заявил о нападении на его дом не сразу после события, якобы имевшего место в январе, а только после официального пресс-релиза ФСБ и демонстрации признания Стешенко. То есть, когда следователи и оперативники сумели сфабриковать какую-никакую версию.

Это не первая попытка обвинения Меджлиса в экстремистской деятельности российскими властями. Ранее сообщалось, что возбуждались уголовные дела в связи с блокадой Крыма.

Здесь важно не то, что именно сказал Стешенко на камеру, а какие месседжи российские силовики посылают, тем самым, жителям оккупированного Крыма и во внешний контур.

Несомненно, это реакция на Международный суд ООН, который потребовал объяснений от властей России о причинах неисполнения судебного акта, в соответствии с которым, деятельность Меджлиса в Крыму должна быть восстановлена. Прошло более года с момента вынесения этого решения, однако оно так и не исполнено.

Кроме того, силовикам необходимо демонстрировать результаты антитеррористической деятельности, накануне чемпионата по футболу в России. Тут каждый регион справляется как может, в оккупированном Крыму в распоряжении силовиков имеются сотни тысяч крымских татар, которых можно обвинить в чем угодно.

Также, репрессиями в Крыму, российские власти пытаются запугать украинский истеблишмент и политиков, разыгрывая карту «радикальности» крымских татар, накануне конституционной реформы в самой Украине.

Попутно, учитывая большие усилия Мустафы Джемилева, Рефата Чубарова и других членов Меджлиса, прикладываемые ими на внешнеполитической арене, российские власти пытаются дезинформировать мировую общественность якобы экстремистскими и террористическими наклонностями крымских татар, ведя тем самым гибридную информационную войну против Меджлиса крымскотатарского народа.

Вместе с тем, Кремль не учитывает те национальные особенности крымских татар, которые они проявили в годы депортации и борьбы за возвращение на родину.

Любое усиление репрессий против них будет способствовать только усилению горизонтальных связей и общности.

Многолетний опыт мирной и ненасильственной борьбы политическими средствами даёт крымским татарам шанс выстоять в условиях жесточайшего давления и репрессий. Однако, без помощи Украины и мирового сообщества это практически невыполнимая задача

Николай Полозов

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке