То, что произошло в Ингушетии — это локальное событие, несмотря на его размах, поскольку оно не превратилось в насилие. Все-таки эти протесты пока выглядят как мирные, а все стороны понимают, что эскалация приведет к реальному ухудшению ситуации. И как минимум выглядит так, что делают все, чтобы этого не допустить.

Понятно, что это симптом ухудшения в целом ситуации безопасности на Кавказе и демонстрация силы северокавказских элит. Кроме того, это демонстрация слабой управляемости этого региона, ведь даже местные военные проявили нелояльность к власти и присоединились к протестам.

На сегодняшний момент вряд ли можно говорить о том, что это событие может радикально повлиять на будущее, но его можно рассматривать, как растущий тренд потери управляемости и усиления местных элит.

В то же время, это не скажется не масштабах страны. А обстоятельства раскола РФ имеют силу только в столице. То есть если в столице произойдут события, которые дадут сигналы локальным элитам, что можно — тогда мы увидим какие-то действия, направленные на раскол этой Империи. А пока центр демонстрирует по крайней мере мнимую силу и контроль, то вряд ли события в Ингушетии можно рассматривать как предпосылки к развалу.

Повторюсь, что это скорее тренд, который говорит о том, что локальные элиты начинают действовать в соответствии со своими интересами, и меньше оглядываться на Москву.

Стабильность режима Путина зависит от того, насколько Москва способна демонстрировать уверенность и готовность подавить любую реальную попытку раскола. А то, что происходит в Ингушетии, не говорит о расколе. В свою очередь это показывает ситуацию, когда не работают центральные механизмы решения или трансформации конфликтов. Это уже красноречивый симптом, но его еще недостаточно, чтобы говорить о более серьезных дезинтеграционных процессах.

Игорь Семиволос

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке