Первое. А кто бы сомневался? Второе. Следственная группа – это не суд. Соответственно, для наступления реальных последствий для Путина и его ОПГ на данном этапе нужно решение суда. Конечно же, такое решение обязательно будет. Но когда по решению суда в Гааге захотят выдачи преступников, то Россия их не выдаст.

До этого момента суд установит всех преступников. То есть будет установлена полная иерархия, начиная от тех, кто нажимал кнопку или отдавал приказ, вплоть до министра обороны и верховного главнокомандующего РФ, а именно Путина. Соответственно, когда суд это все установит, то потребует привлечь всех к ответственности.

Россия, конечно же, никого не выдаст. Соответственно, за невыполнение требований суда на РФ будут наложены дополнительные санкции, которые будут очень жесткими.

Что касается самого Путина, то после решения суда ситуация с ним будет достаточно сильно напоминать ситуацию с Каддафи, у которого был свой Boeing (речь идет о причастности Каддафи к взрыву Boeing 747 над Локерби в 1988 году, — «Апостроф») и у которого тоже наступили последствия. Я об этом говорил и писал на протяжении почти четырех лет после того, как сбили MH17: это дело просто так не закончится, а виновные будут названы, привлечены к ответственности, будет требование об их экстрадиции. Путину и его ОПГ ни за какие деньги не удастся избежать наказания, отмазаться, прекратить следствие и решение суда. Нету таких денег в мире, которые могли бы купить такого рода решение, которое освободит их от ответственности.

Сегодняшняя новость по «Буку» в какой-то мере является исторической, но не долгоиграющей. Ведь для того, чтобы наступили моментальные последствия, выводов следственной группы недостаточно. Но после того, что было заявлено следственной группой, решение суда является делом времени и техники.

У Кремля же нет другого выбора, как пропускать эту информацию мимо ушей. Они прекрасно понимают, что ситуация очень плохая, но у них нет другого выбора, кроме как продолжать все отрицать. Они давным-давно выбрали единственную возможную для себя тактику – все отрицать. Другой тактики у них быть не может, а стратегии у них по определению никогда не было.

Но Путин идет в правильном направлении. Он уже прошел большой путь, и теперь мировое сообщество признает его международным террористом и военным преступником еще по одному эпизоду среди многих, которые по совокупности говорят о том, что он — международный террорист и военный преступник.

Российское население при этом будет продолжать смотреть телевизор, но с течением времени будет все больше повышаться степень проникновения информации через интернет, а у телевидения эта степень будет понижаться.

Слава Рабинович

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке