На фоне отвратительного убийства Аркадия Бабченко хорошо слышны голоса тех, кто старается в первую очередь обвинить в произошедшем украинскую власть и спецслужбы. Причём я не удивлен, что в этом стройном хоре голоса критиков власти и российских пропагандистов слились.

Первые говорят о беспомощности и безответственности украинских спецслужб, вторые — о том, как опасна Украина. Опасна, а может быть, и коварна — заманивают русских людей и убивают их, чтобы испортить безупречную репутацию Владимира Путина и его чекистов.

Все это очень напоминает «логику Боинга». Тогда критики украинской власти в нашей стране были возмущены ее беспомощностью — как вообще можно было допустить врага на нашу землю? А их российские визави обвиняли Украину в том, что она не закрыла воздушное пространство и чуть ли не сама сбила самолёт. Недавно нечто схожее на совместной пресс-конференции с президентом Франции Эммануэлем Макроном заявил сам Владимир Путин.

Спору нет, нам нужны более эффективные спецслужбы. Нам вообще нужно более эффективное государство. Мы его строим и построим. Но для достижения эффективности — после того, как мы десятилетиями жили просто в российской колонии и старались не замечать предельной инфицированности страны российскими спецслужбами и агентами чужого влияния и чужой пропаганды — нужно время.

И другая мораль тоже нужна. Потому что если наемные убийцы прячутся, то пропагандисты и сторонники враждебного государства ходят рядом с нами по улицам, заседают в парламенте, выступают по телевизору. По многочисленным телеканалам, которые давно перестали делать вид, что работают на врага. Но мы просто отводим глаза. Или нам так дико нравится, что украинскую власть поливают помоями, что нам все равно, на чьи деньги — Кремля, Клименко, Януковича.

При этом нужно понимать, что даже самое эффективное государство не может защитить своих граждан и гостей, когда речь идёт о готовности другого государства к убийству. Великобритания — уж точно не российская колония. Это государство с сильными спецслужбами, с эффективным аппаратом, с независимыми медиа. И что? Это помогло российским эмигрантам — Березовскому, Литвиненко, Глушкову, Скрипалю? И уверены ли мы, что покушение на Скрипаля — последняя такая акция российских спецслужб на Западе? Нет, это только начало.

Потому что речь идёт именно о том, что в мире есть огромное государство — с бюджетом, эффективными спецслужбами и пропагандой — которое готово к тотальному нарушению правил игры в современном мире. Государство-убийца. И если мы действительно хотим защититься, мы должны бороться не только за то, чтобы изменились наши спецслужбы и наше государство.

Нашей главной целью должно стать изменение самого государства-убийцы. В лучшем случае — изменения его внутренней ткани, чтобы в самой России поняли преступность и безвыходность своего нынешнего курса. В худшем — отказа этого государства от дестабилизации ситуации в других странах.

Оно должно убедиться, что убивать за рубежом — себе дороже. И именно это должно стать главной общей целью Украины и Запада. Потому что можно найти и обезвредить хоть сто наемных убийц — но преступное государство всегда найдёт новых. На то оно и государство, его эффективность выше, чем эффективность любой банды, любой мафии.

Пока мы не остановим его, смерть и война будут нашим уделом. И с этим пониманием тоже нужно научиться жить.

Виталий Портников

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме