«Прямая линия» с вождем состоится до Чемпионата мира по футболу. Уже обещано, что на ней «будут определенные новации — и технологические, и содержательные».

Линия станет еще прямее, а наш неувядающий потрясет воображение зрителей невиданным доселе враньем. Кстати, самих зрителей в зал вообще не пригласят, и это — тоже своеобразная «инновация» на грани откровения: зачем Путину эта осточертевшая массовка? Во-первых, вопросы все равно утверждены в «АПэшечке», а во-вторых, сама массовка всегда тщательно отобрана и подготовлена во избежание выскакивания из толпы несогласованных шахидов с информационными бомбами за пазухой. Национальный гуру должен врать спокойно, без эксцессов. К чему эти взрывы ботокса в искривленном эфире? — и без того вся страна забрызгана так, что век не отмоешь. А тут еще — Мундиаль. Ничто не должно омрачать сей невыносимый праздник, надвигающийся с неумолимой радостью.

В Ростове-на-Дону на подкрашенных фасадах зданий намалевали счастливое население, как будто выглядывающее из окон. Даже скрипача нарисовали. Дескать, ничто прекрасное нам не чуждо: от «Страстей по Матфею» до «Владимирского централа»: вот вам мамаша с ребенком, застывшая в мыльных пузырях, а вот — местный Паганини, вдохновленный райскими буднями. Замри, прекрасное мгновенье! Остановись и засохни! Обычно в дни великих торжеств — особенно когда города и веси посещает наше «солнцеликое чмо» — гражданам советуют не высовываться в оконные проемы, и вообще не отсвечивать, дабы ненароком не схлопотать снайперскую пулю. Потому что население — не массовка, его в масштабах страны не подготовишь, не научишь, как себя вести перед мордой любимого огнедышащего. Народ у нас спонтанный в своей несознательной любвеобильности: может выскочить из люка в душистом костюме ассенизатора-трудоголика и прильнуть к цивильному пиджаку Государя, а это — против протокола. Посему одичавшую массу любящих принято держать на расстоянии и под снайперским прицелом, чтобы без фокусов. Ибо предсказуемость — залог стабильности. Один стабильно держится за главное кресло, остальные — вылизывают. Все при деле, и всем хорошо.

Плохо только тем, кого безжалостно тиранят посредством американских санкций. Они хиреют, бледнеют и устремляются в чертовы кулички, где, подобно измордованным Авену и Фридману, собирают сочувствующую аудиторию, которой изливают душу: «Сначала мы жили бедно, потом нас обокрали…» И увлажняются жилетки, и сжимаются объятия, и ком подкатывает к горлу от сострадания. Банкир Костин любил кататься на лыжах в штате Колорадо, а теперь его лишили сего невинного удовольствия. Вырвали лыжи едва ли не вместе с нижними конечностями. А он — не виноват. Он — девственный банкир, а не чиновник-кровопийца. Но жестокий дядя Сэм бешено рубит сплеча, отсекая трепетные члены по самую Дерипаску. И разве только он один? Злобная англичанка не продлила визу Роману Абрамовичу, жестко дав пинок владельцу «Челси» в сторону русских березок, от которых пробирает такая неизбывная тоска, что хоть вешайся. Либо — доказывай честное происхождение своих миллиардов. Но в Лондоне суды — не путинские, им не расскажешь, как нашел у стен Кремля бесхозные мешки с проклятыми зелеными бумажками. Лондонские судьи недоверчивы и глумливы — не то, что наши, которые по звонку со Старой площади уверуют во что угодно, включая факт безвозмездного дарения от потусторонних сил. А тут доказывать придется. Либо — валить в другую страну, что, скорее всего, и сделает наш обиженный лишенец. И «Челси» продаст после Мундиаля, если счета не заморозят вместе с футбольными воротами.

В такой нервной обстановке приходится трудиться изможденному Грефу за 56 миллионов рублей в месяц, и опухшему Сечину за 66 миллионов, и с трудом выживающему Миллеру за 90. Пока «пенсы» прохлаждаются за 8 тысяч — они, бедолаги, пашут на ниве стабильности, обильно унавоживая её продуктами своей нефте-газо-сосущей жизнедеятельности. Остальная страна застыла перед телевизором, просмотр которого в среднем занимает по 4,5 часа в сутки. И облученные счастьем россияне — поджарые от силосной диеты и розовощекие от букета диагнозов — готовы приветствовать и махать. Тем более, что праздников с каждым днем будет становиться все больше — обратно пропорционально экономическим провалам и поражениям на политическом фронте. Чем больше пощечин — тем розовее морда патриота. Гордилка должна подниматься выше солнечного пятака, поэтому Госдума намерена ввести в календарь новый праздник — День Взятия Парижа. С намеком, что и это тоже можем повторить. В этот День можно будет и маршем пройти, и воскресить ветеранов вместе с Кутузовым. Не захотят восстать из гроба — силой оттуда вытряхнуть и предъявить миру верхом на «Булаве», которая летать еще не разучилась. В идеале каждый день в России должен стать праздничным, ибо то, что ты проснулся сегодня живым — само по себе великое Чудо. И вертухаи на вышках хороши, и расстрельная команда симпатична. Живи и радуйся, покуда вежливо не пригласят к стенке.

Саша Сотник

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме