1. Чубаров опубликовал копию доноса крымского коллаборанта Мурата Языджиева на руководителя издательского отдела Медиацентра им. И. Гаспринского Ибраима Чегертму, бывшего главреда крымскотатарской газеты “Янъы Дюнья” Зеру Бекирову и главреда журнала “Йылдыз” Дилявера Османова. В тексте доноса Языджиев “доводит до сведения” оккупантов, что Чегертма все еще является членом Меджлиса, Османов дает “комментарии украинскому каналу АТR, как ему плохо живется в российском Крыму”, а Бекирова неоднократно выезжала на территорию материковой Украины и Турции, где принимала участие на круглом столе как журналист от Украины.

2. Оккупанты устроили очередное экологическое бедствие. Вдоль набережной Керчи движется маслянистое пятно, похожее на нефтяное. Мальки безуспешно пытаются пробиться сквозь пленку с нефтепродуктами.399 грнот 560 грнот 98 грн393 грнЧасы-браслет самурая: изысканность в простоте

3. Строительство газопровода по мусульманским кладбищам в Старом городе Бахчисарая и в Салачике заморозила оккупационная “прокуратура”. Эта история говорит об одном: спасти культурное наследие можно только широкой оглаской.

4. Жителям Симферополя снова тревожно: “Что с Симферополем? Что опять за взрыв? Кто знает? Взрыв был в 13:30”. Ответ: “Сейчас будут версии — самолет преодолел звуковой барьер, взрыв на карьере, учения, газовый баллон у соседа взорвался — и все это слышит пол Симферополя и близлежащие города. Правду мы навряд ли узнаем! Честно, пофиг, что это!! Лишь бы небо над головами было чистым!”. Ватница, ответившая на вопрос, еще не поняла, что чистого неба над головами и спокойствия нет с момента начала оккупации Крыма россией.

5. Севастопольские пропагандоны и коллаборанты скулят от того, что банки в россии не выдают кредиты крымчанам и не заходят в Крым, опасаясь полезных санкций. Ватники жалуются, что “считают себя людьми второго сорта”.

6. Жители Гурзуфа обсуждают бетонную “Артековскую стену”, выстроенную оккупантами: “Стены бывают разные. Есть вечные, как Великая Китайская, а бывают берлинские — недолго простояла. Это как ход истории повернет, нам пока неведомо”, “Эх, жаль, конечно, стену выстроили, да и потихоньку разбирают этот Гурзуф на куски. Скоро все оттяпают и будем мы, как индейцы, в резервации сидеть и на море через решетку смотреть”, “О, молодежь начинает прозревать”, “Да, вольная жизнь Гурзуфа когда-то была главной заманухой. Некоторые вещи в 90-х, конечно, не нравились, но сейчас, и правда, все больше становится на резервацию похоже. Деление на места для господ и смердов уже сильно заметно”.

7. Гурзуф. Из комментариев о прекрасной жизни: “289 домов под снос. Среди них есть моя знакомая из Москвы, абсолютно легально купившая там участок и построившая немаленький коттедж лет 5-6 назад (прим — до оккупации). В 14-ом году очень радовалась «возвращению в родную гавань». Щас почему-то приуныла”. Напомню, до 30 сентября 289 домов жители Гурзуфа должны снести собственными руками.

8. Жители Ялты в соцсетях предлагают декоммунизировать улицы, которые носят имена советских тиранов и убийц.

9. Оккупанты сообщили, что крыса на полтора часа вчера вечером обесточила часть Ялты. Я даже знаю имя этой крысы. Гадит с 2014 года.

10. На паблике Алушты задали вопрос: “Когда Крым вернут к Украине?”. Отвечает Елена Исламхузина: “Мне бы этого не хотелось, злобные хохлы нас всех в чемоданы запакуют и отправят на материк. Такие же злобные есть и россияне. Многие орут — всем недовольным в Украину. Получается, что те и эти с претензиями на Крым, а крымчане не могут иметь своего мнения на своей территории!!! А мы заложники псевдопатриотов!”. Интересно, что Елена совершенно права — именно так “хохлы” и поступят с Еленой. Потому что она понаехала из Североморска, что за поребриком. И точно такая же крымчанка, как я североморка. Паблики крымские нужно внимательно смотреть — гыдоду лепят понаехи. А их море просто в Крыму. Паблики Крыма от 50 до 90% — их. Притворяются нами. Кроме темы УКРАИНСКИХ документов. Если на паблике ЛЮБОГО города Крыма спросят, например, кто делал ребенку загран, — из сотен комментов НИКТО не уточнит, КАКОЙ загран. Документы — в Херсоне. В Крыму — аусвайсы. И НИ ОДНОГО лаптя. Им АБИДНА.

11. Знакомые, работающие в магазине, рассказали, что за последние полгода количество зашедших со словами “СКОЛЬКО тут живём, у вас в первый раз” значительно выросло. В разговоре выясняется, что “СКОЛЬКО” — это от полугода до 4-х лет. Число понаехав растёт просто катастрофически.

12. Жители Севастополя продолжают публиковать фотографии роскошных круизных лайнеров, которые заходили в порт города до российской оккупации. На российскую лохань “Князь Владимир” всем плевать.

13. Рашист из Санкт-Петербурга, задавший этот вопрос, потерялся во времени: “Граждане, есть вопрос, на который я не смог получить ответ ни в Гугле, ни в Яндексе. Раньше из Севастополя можно было попасть в Турцию на пароме. Также можно было попасть в Болгарию. Ходят ли паромы в данный период времени и где можно получить достоверную информацию? Официальные сайты не обновляются. Заранее спасибо. Планирую доехать до Испании на своем авто”. Ответы: “Можно. На машине времени”, “Нет сейчас никаких паромов в Турцию”, “Не ходят паромы с Крыма/Севастополя в Турцию, из Сочи/Новороссийска тоже пока не ходят. С Одессы/Ильичевска в Стамбул ходят”, “Раньше и из Ялты ходил”, “Какая Турция, какая Болгария???? Из Севастополя сейчас можно попасть только на Черноморское побережье россии”, “Крым под санкциями. Сюда и самолеты только ИЗ рф летают”, “Одуплись, паренек! Сейчас 2018 год. 4-ый год под колпаком живём!”.

P.S. Фантомные боли — медицинский термин, но можно провести аналогию с тем, что происходит с жителями оккупированной территории по отношению к Украине, которую у нас отняли. У одних эта боль связана с любовью к своей стране, и они всячески ищут облегчение болевых синдромов в связях с материком и в поездках на волю, где общение с единомышленниками и воздух свободы помогают на какое-то время справиться с недугом. Другие, предав свою страну, не забывая о содеянном, пытаются всячески себя успокоить и найти тысячу причин для оправдания своего поступка. Они подсознательно устремляют свои взгляды на материковую Украину, постоянно сравнивая свою жизнь до и после оккупации, все время тоскуя за тем хорошим, чего они лишились. В той или иной степени, Украина живет в каждом из нас. Кто-то этому противится, кто-то давно и с радостью принял. Но россия и все, что она принесла в Крым, — чуждо для каждого жителя, отрезанного от цивилизации острова, погрузившегося в антиутопию Оруэлла. Фантомные боли не стихнут, пока не восторжествует справедливость.

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке