Меня часто спрашивают, почему я уже сейчас пишу о реинтеграции и деоккупации, если еще идет война, и нет окончательного решения по ситуации в ОРДЛО. Поэтому рассказ о жизни в зоне я начну именно с ответа на этот вопрос.

Когда в Свердловске, Луганской области, где я жила до войны и «переселения» мои земляки устроили шабаш под триколорадными знаменами, я уже тогда знала — Победа Украины над этой совково-путинской вакханалией неизбежна, как неизбежно утро и встающее утром солнце.

Какая она будет эта наша Победа, не важно. Она будет. Будет ли это дипломатическое решение вопроса, развал и гибель РФ, ввод миротворцев, вступление Украины в Альянс или же жесткая военная операция по очистке уже не пригодных для проживания земель, так же не важно. Все равно это будет Победа.

Когда будет Победа? В 2014-м я принимала решение о выезде из зоны оккупации, так как, осознавая амбиции РФ и ее граждан (не забываем, что разграбить и уничтожить Украину хочет не один Путин, его поддерживают более 85% населения, и 35 000 ихтамнетов на Донбассе, добровольцы и мародеры, прущиеся со всех концов РФ, тому доказательство) понимала, война надолго. Не год, не три, не пять, я думала о десятилетиях. Оккупация Афганистана СССР длилась 10 лет. Более того, видя ошибки кремлевских кукловодов, ошибочную оценку Украины, а, вернее, граждан Украины, я понимала, если краткосрочная оккупация Украины Россией захлебнется в 2014-м, то война надолго. Длительная стратегия России будет направлена на изматывание Украины, а, значит, Донбасское Сомали, очень удобная для шантажа мира и Украины штука.

И, тем не менее, осознавая длительность войны, а понимала — Победа будет за Украиной, поэтому уже в 2014-м году я начала задавать вопросы, которые казались неуместными, из области фантастики: что будет после деоккупации, как будет проходить реинтеграция и восстановление Донбасса?

Потому, что планирование Победы, долгосрочное планирование жизни, тщательное изучение текущей и возможных проблем оккупированных районов, маркирование карты войны всем предполагаемыми проблемами, это стратегия Победы. Чтобы победить, нужно знать для чего, как потом жить, что будет в первый день после победы, через год после победы.

Поэтому я детально описываю зону и людей, особенно местных коллаборантов. Ведь оккупанты уйдут-хотя, не вариант, ведь многие оккупанты приобрели недвижимость на Донбассе и уходить в нищую Россию после деоккупации не собираются, это факт, они открыто об этом пишут и говорят, что будут просить гражданство, чтобы остаться на Донбассе- а местные останутся.

Ведь именно местные жители в большинстве случаев и стали картинкой рашаСМИ «весь Донбасс за Россию и Путина». Не стоит ошибочно перекладывать на плечи оккупанта все, происходящее в ОРДЛО. Оккупант –это оружие, войска, пропаганда. Понятное дело. Но, оружие в 2014-м году, которое ввозили из РФ раздавали местным «опочленцам», пропаганду в ОРДЛО дают лишь такую, которую потребляет местное население и активно ее впитывает, реализуя в жизнь ненавистью к нам. Сколько жителей Донбасса стали участниками террористических формирований? Сколько мирных граждан- резервистов прошли «обучение» на полигонах ОРДЛО? Сколько кадетов закончили военные училища ОРДЛО и пополнили казачьи армейские корпуса ОРДЛО? Сколько врачей ОРДЛО были на передовой? Сколько учителей ОРДЛО воспевали Россию, оправдывали убийства украинцев и выращивали новых строителей «новоросий»?

Оккупанты свершают военные преступления. 85% преступлений, совершенных в зоне оккупации совершено жителями ОРДЛО против жителей ОРДЛО. Как после деоккупации мы будем относиться к тем, кто убивал и грабил «народ Донбасса»? Они осуждены террористами по законам террористов, которые мы не признаем, а значит…

Война и оккупация каждый день открывают нам свои новые грани и рассыпают перед нами сотни новых вопросов. Отвечая на них, рассматривая оккупацию под микроскопом, изучая все грани войны, как моральные так и материальные, планируя жизнь после деоккупации сегодня, мы завтра избежим беды.

Завтра разочарованные подростки ОРДЛО, которые вдруг из своего мира нырнут в мир «хунты» не будут расстреливать своих сверстников, так как сегодня мы спланируем работу с ними. Завтра мамаши убитых террористов не пойдут под Кабмин стучать касками, требуя льгот и пенсий за «убитых хунтой сыновей и мужей», так как сегодня мы примем законы, ограничивающие их права. Завтра не будет реванша, если сегодня мы расставим законодательные точки над словами «русская пропаганда», «террорист», «коллаборант», «ответственность за коллаборционизм».

Если сегодня мы без страха и брезгливости будем изучать все аспекты войны, препарируем обнуление морали жителей ОРДЛО, поймем, где наши слабинки, где мягко подлатать, а где и жестко среагировать, то Донбасс станет Украиной, а не Украина Донбассом.

Вот, наверное, такой короткий спич, покажет читателю то, почему я все еще держу свой блокпост на информационном участке фронта.

Разом до Перемоги!

Сегодня я хочу еще раз проговорить одну из граней жизни ОРДЛО, чтобы понять, как жить дальше, как планировать эту самую еще такую далекую реинтеграцию с деоккупацией. Да и землякам, которые меня читают из оккупации, оглянутся бы лишний раз и спросить себя- «мы за это воевали».

Русский мир, которые пришел в ОРДЛО и Крым- здесь все же сделаю ремарку о Крыме, хотя это и не моя тема и участок фронта, так успешно держит блокпост Крымский Бандеровец, и все же- русский мир принес в занятые им районы не только войну, обнуление морали, теракты, преступность, но и банальную, подчеркиваю, банальную завшивленность, замусореность, затараканеность, загаженность территорий.

Странное дело, до войны, в далекие до Лыныэровские времена, жители Донбасса как-то жили чище. Культурнее, что ли. Не знаю. Но вот с 90-х все изменилось. Не до конца, еще над менталитетом работать и работать и все же: подъезды стали чистыми, дворы убранными, люди стали требовательнее относится к себе, соседям и жилищным конторам, ответственным за вывоз мусора. Стали осознавать, что и предприятия обязаны следить за складирование и захоронением отходов, и степи наши, это наше достояние, а не свалка, и город может быть чистым не от того, что его убирают, а от того, что в нем не сорят.

Скажу честно, это давалось с боем. Это, оказалось, нереально трудно изменить советский менталитет. Было жутко смотреть на казалось бы, интеллигентных, образованных людей, которые отказывались заключать договор на вывоз мусора и несли его в ведрах соседям под забор. Вот одна моя соседка-учительница, а ее мама-врач, они в жизни не платили за вывоз мусора, все под террикон, все соседям под забор. А так да, правильные люди, путинвведи, русский мир, скрепы, православие, все такое. И вот чем больше у людей оказывалось скреп в голове, тем больше они клали на окружающих их людей и окружающую их среду. Что это? Воспитание? Гены?

А вот проведите-ка эксперимент, а, земляки, посмотрите, кто паркуется на месте для инвалидов, кто хамит, кто сморкается на землю, бросает бычки на улице, не платит за вывоз мусора или везет его в ближайшую посадку. Вас ждет открытие- русский мир, что в головах, что в жизни. Срань, врань, и дрянь.

Мне нравится реакция моих земляков, которые приезжают ко мне в гости — ах, какой красивый и чистый Канев, ах, какое чистое и красивое у тебя село!

У нас в селе мусор вывозится бесплатно, и, тем не менее, по селу дополнительно установлены мусорные баки, на случай, если машина еще не приехала, а мусор собрался и муляет очи. Неси в бак! Гуляя с собакой, мы собираем мусор по обочине от нашего села до следующего, всего-то полтора километра. На въезде в село у нас клумбы и «вас вітає громада», планируем просто выйти на субботник селом и разбить еще пару цветников. Мы же украинское село, не какая–нибудь там потемкинская деревня.

Есть еще желающие выкинуть бутылку или обвертку от мороженного в кусты из окошка машины, но все же, это единицы, если сравнивать с ОРДЛО.

Вряд ли вы увидите чистоту, если поедете в среднестатистическую русскую деревню. Я вот была в таких, в Ростовской области. И так, чтобы за 50 км от Москвы или Пскова, Кемерово, Астрахани, а еще лучше от Челябинска. Я думаю, что вас испугает мусорная синхронная монохромность русских земель с ОРДЛО

За время оккупации ОРДЛО так плотно вошло в русский мир, что вши и тараканы теперь там везде, даже в больницах, а свалки, свалки бытового мусора просто стали визитной карточкой ОРДЛО.

И вот здесь же не спишешь на оккупанта. Ну, не приехали же жители Москвы в Ровеньки, чтобы мусор выбросить в посадку, все сами, своими руками.

Ровеньки один из высокопроцентных пророссийских городов. Они даже называют себя –Ровенецкая слобода, акцентируя на российские корни и имперский дух.

Но, если честно, я даже не знаю, какой город из городов ОРДЛО может претендовать на звание самого загаженного. Свалки и вонь повсюду.

Для подтверждения своих слов даже на коллабрционистский сайт дам ссылку, чтобы посмотрели, как живут асвабажденные «нароты бамбаса», упиваясь своей свободой.

Они просто загадили свой мозг пропагандой, свои города мусором, свою землю минами. Да, да, вот о минах, не мусор, и все же, руцня, как и местные коллаборанты при минировании участков оккупированных территорий не заморачиваются на составлении карт минных поле. Там земля просто пропитана смертью. Подрыв в посадке, на поле, в огороде, при разборке заброшенных или разбитых зданий, это уже норма в ОРДЛО.

Гранаты, мины просто валяются в центре города. Вон, убирали листья в детсаду, сдетанировал взрыватель от гранаты, любезно там брошенный каким-то коллаборционистом. Ехала машина, из нее выпали снаряды, поехала дальше, все это валяется на дороге….

А какие болезни в ОРДЛО-сифилис, гонорея, лобковые вши, туберкулез, СПИД, ВИЧ, педикулез, чесотка? Это же все от антисанитарии! Понимаете? И не только от, скажем там, физической, но и физиологической. Физиологическая антисанитария плюс обнуление морали, вот вам и сифилис в категории эпидемия. Вот я это понимаю. Они там нет.

Романовский-врач стоматолог в городе Свердловске, об этом открыто пишут в соцсетях, лезет в рот пациенту без медицинских перчаток. Что он разносит? Что переносит? Чем «одаряет» «нарот бамбаса»? Может это такая подрывная деятельность, мол, больше «наварасов» передохнет, больше кислорода в ОРДЛО? Так и он же в 2014-м поддерживал русский мир. Свой своих. Как-то так!

Жуткая медицинская и санитарная безграмотность здесь была всегда. Туберкулез здесь никогда не считался чем-то опасным. Коллаборционисты и оккупационные власти сразу закрыли в большинстве городов ОРДЛО инфекционные больницы, туберкулезные и кожно-венеролические диспансеры. Сейчас вот в Свердловске на первом этаже в очереди стоят гриппозники и сифилитики с туберкулезниками. Просто врач-терапевт и врач-венеролог принимают рядом.

Почему так? Почему оккупированные русскими миром территории теряют моральный облик и деградируют. Деградируют не только люди, территории вместе с ними теряют жизненную привлекательность. Не города, это сцены апокалиптических фильмов, где толпы зомби, срач, все разбито…

И, что самое показательное, в города ОРДЛО вернулись тараканы. Их полчища. Они везде. В больницах, хлебопекарнях и магазинах. Столько здесь их было только в 90-е. Потом они пропали. Смеялись еще, хоть бери и разводи. Говорили, что тараканы пропали из-за массового появления микроволновок и мобильных. В ОРДЛО есть и мобильные и микроволновки, и даже ГРАДы с БУКами, похоже тараканы их не очень бояться.

Жители ОРДЛО уже сами говорят об этом феномене. Правда, пока деградацию и антисанитарию не связывают ни с появлением русского мира, ни с личной деградацией.

И вот опять же, странно, в большинстве своем, жители ОРДЛО в 2014-м году (сей час-то уже много разочарованных, мол, не этого хотели), хотели в русский мир и пабагатому, освободить свои земли от «хунты-оккупанта», как вроде бы все время жизни в УССР и Украине, страдали до невозможности под тяжестью «оккупации», но хорошо.

Хорошо! Освободили! Тогда почему освобожденные земли все больше и больше плохо пахнут? Завалены мусором? Бытовым мусором? Продуктами жизнедеятельности? Свалками? Все больше зданий и заводов попросту разбирают? Везде мины? Серость и убогость? Тараканы? Вши? Сифилис? Гонорея? Чесотка?

То есть, если следовать логике «нарота бамбаса», то раньше «хунта» жизни не давала и заставляла мыться-стричься-бриться-использовать презервативы-платить за вывоз мусора, а сейчас свобода и именно за это воевали, чтобы срать и сцать в подъезде, покрыться коростой и вшами, развести тараканов и жрать их в пирожках и хлебе, чтобы стоматолог не мытыми руками к рот, чтобы мусор в посадки…

Кстати, вот все это, если вы поняли, это проблемы деоккупации. Открыть заново придется же все закрытые инфекционные, туберкулезные и кожновенерологические диспансеры. Население, которое чаще всего и не знает, что носитель «сюрприза», особенно либидозависимые любительницы русского мира, как-то обследовать. Думаю, что даже принудительно-обязательно, чтобы установить параметры проблемы и размах эпидемии. Дома, подъезды как-то дезинфицировать. Свалки это же, тоже как-то убрать. За мины, вообще молчу. Но вот эти горы бытового мусора в степях, посадках, речушках.

И это пять лет оккупации. А если 10 или 20-ть? Страшно представить размах трагедии. Это же наша земля. Сейчас она уже условно пригодна для жизни, как мухомор, который вроде бы как условно съедобный гриб. А через 10 лет деградации, ой, свободы? Что будет там с землей? С людьми?

Пишут из зоны, что в детсаду выявили больных туберкулезом воспитателей и нянечку, и девочек 10 лет , которые больные венерическими заболеваниями…Все это проблемы реинтеграции и деоккупации, которые выстрелят в нас завтра, поэтому думать о них нужно сегодня.

В общем, скрины для изучения и размышления.

https//picua.org/images/2018/10/19/d3c17147e61763b468622136fdb0d405.png
https//picua.org/images/2018/10/19/738a1a59e183df67f4e1b19288fb3ad4.png
https//picua.org/images/2018/10/19/245f2978e89c6634e77eabcfd2f420.png
https//picua.org/images/2018/10/19/9b8f4385dd19477cd015cec44fb8b30c.jpg
https//picua.org/images/2018/10/19/98ebdda9454b93a1b5ad8006995e85d7.png
https//picua.org/images/2018/10/19/13af451a0e878f165b00124f79db5637.png

А кроме скринов, цитата, великого, русского (ну, как в Вики указано, так и пишу) писателя Николая Васильевича Гоголя из его нетленки:

…. «– Это курица, милостивый государь, – продолжал толстый Григорий Григорьевич, разрезывая ее ножом в деревянном ящике. – Надобно вам сказать, что повариха моя Явдоха иногда любит куликнуть и оттого часто пересушивает. Эй, хлопче! – тут оборотился он к мальчику в козацкой свитке, принесшему перину и подушки, – постели постель мне на полу посереди хаты! Смотри же, сена повыше наклади под подушку! да выдерни у бабы из мычки клочок пеньки, заткнуть мне уши на ночь! Надобно вам знать, милостивый государь, что я имею обыкновение затыкать на ночь уши с того проклятого случая, когда в одной русской корчме залез мне в левое ухо таракан. Проклятые кацапы, как я после узнал, едят даже щи с тараканами. Невозможно описать, что происходило со мною: в ухе так и щекочет, так и щекочет… ну, хоть на стену! Мне помогла уже в наших местах простая старуха. И чем бы вы думали? просто зашептыванием. Что вы скажете, милостивый государь, о лекарях? Я думаю, что они просто морочат и дурачат нас. Иная старуха в двадцать раз лучше знает всех этих лекарей.

– Действительно, вы изволите говорить совершенную–с правду» (с).

Олена Степова

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке