Порвав с Константинополем, РПЦ может больше не притворяться христианской церковью. То, что проповедуют вместе с путинским агитпропом иерархи РПЦ ближе не к христианству, а, скорее, к манихейству. Я взял (с сокращениями) наиболее важный фрагмент описания манихейства из энциклопедии, заменил слова «Свет» на «Россия», «Мрак» на «Запад», «Бог» на «Путин», и вот что получилось.


«В мире существуют два начала и две силы, изначально чужеродные, противоположные, не имеющие ничего общего — Россия (Свет) и Запад (Мрак). Россия представляет собой нерасторжимое единство, его персонификация и активное начало — Путин. С ним неразрывно связаны Чистота, Свет, Сила и Мудрость.

Россия характеризуется как единство, гармония и согласие. Она полностью блага, полностью духовна. Все ее творения — бессмертны и совершенны по красоте.

Противоположная России сила — Запад. Его активное начало и персонификация — Грех и помысел смерти. Запад полностью бездуховен, лишён блага и гармонии, его творения безобразны. Он беспокоен и агрессивен, его силы извечно заняты борьбой друг с другом.

Поначалу Россия и Запад существовали отдельно, не смешиваясь. Запад позавидовал красоте России и пожелал захватить ее».

До боли знакомо? Получилась практически квинтэссенция российской теле и церковной пропаганды, озвучиваемой с экранов и амвонов.

Если копнуть в другом направлении, окажется, что российская государственная религия имеет много общего не только с манихейством, но и с древнегерманским язычеством: культ вождя, культ войны и победы, культ павших воинов («бессмертный полк») и т.д.

Вот такая синкретическая государственная религия создана при деятельном участии РПЦ: и манихейский гностицизм присутствует, и язычество. Непонятно только, почему РПЦ считается христианской церковью, а Россия — христианским государством?

Игорь Эйдман

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке