Вопреки заявлению Пескова 8 октября около 17 часов, что Кремль не вмешивается в чечено-ингушские «разборки», в Пятигорске почти в это время под надзором полпреда президента в Северно-Кавказском федеральном округе Александра Матовникова шли переговоры между делегациями от местных администраций Ингушетии и Чечни. Так что, когда Кремль говорит: «мы не вмешиваемся» и «нас там нет», то это верный признак того, что вмешиваемся и есть. Также по чистой случайности 9 октября на Ставрополье начали на двух полигонах рядом с Ингушетией маневры 1,5 тыс. мотострелков, и вовсе случайно, – чтобы узнать об урожае яблок, туда прилетел Путин с Медведевым. Давненько они вместе никуда не летали.

В данной ситуации вмешательство Кремля неизбежно, и лишь примечательно то, что федеральные телеканалы РФ хранят гробовое молчание о событиях в Ингушетии, а их освещение «отдано на откуп» лишь региональным СМИ. Это не только следование советской традиции – молчать до конца, пока не взорвется, но и отсутствие у Кремля уверенности в том, что начатое им с Ингушетии «Великое укрупнение» Кавказа пойдет по плану.

Смысл этого плана озвучил Жириновский на пресс-конференции 24 сентября, где он излагал свое видение изменений, необходимых РФ. Среди них – укрупнение «субъектов федерации», в частности ликвидация всех «автономий» на Северном Кавказе и слияние их в два «субъекта» – в Горский и Кавказский края. Подробности: кто, как и куда сливается, Жириновский не раскрыл. Его заявление полностью соответствует стабильному тренду Кремля на укрупнение субъектов «федерации» до полной их ликвидации, как и самой «федерации», с официальным преобразованием РФ в унитарное государство. В рамках данного тренда более понятно и странное «укрупнение» часовых поясов в РФ методом уменьшения их числа с 14 до 9, проводившееся с 2009 по 2014 г. Время в империи должно течь одинаково, – без всяких национальных и региональных особенностей.

Укрупнить «субъекты федерации» вроде проще, чем её часовые пояса, но сложности все равно есть. Поэтому длинный план укрупнения и передела Кавказа аккуратно начали 27 сентября, через три дня после выступления Жириновского, с подписания соглашения о границе между Ингушетией и Чечней. Роль Жириновского – вбросить в СМИ идею об «укрупнении» Кавказа, роль Кадырова – запустить сам процесс. Примечательно, что на сайте «Кавказский узел» после этого появилась подрубрика «Кадыров укрупняет Чечню».

Точка запуска – Ингушетия и Чечня удобна тем, что до 1993 г. это была «спаренная» – Чечено-Ингушская республика, подобно Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкеской. Джохар Дудаев Ичкерию-Чечню из «спарки» вывел, границу с тогдашним президентом Ингушской республики Русланом Аушевым согласовал, но все эти изменения никто не подал на утверждение Москве. Тем самым возник прецедент «самоуправства» длинною в 26 лет и Кремль решил использовать его для «укрупнения» Кавказа до размеров одного Горского или Кавказского края.

Разумеется, инициатива к укрупнению должна исходить от самих трудящихся Кавказа, которые по своему «невежеству» запутаются, а «мудрая» Москва потом внесет ясность, пригласив их на беседу под своим надзором в Пятигорск. Поэтому Песков и говорит: мы к чечено-ингушским «разборкам» отношения не имеем, а федеральные СМИ о них молчат так, будто Ингушетия и Чечня где-то в Африке, и негоже писать о тамошних племенных «разборках», – есть более важные темы.

Москва, подтолкнув к организации лагеря протеста ингушей в Магасе под лозунгом «Не отдадим чеченцам родной земли!», сделала первый пробный шаг к реализации плана по «укрупнению» Кавказа.

Кадыров тоже подлил «бензина» в заданном направлении, – игриво вставил в свое обращение к чеченцам и ингушам слова, что его «устраивает и воевать». Оба «пиротехника» – Кремль и Кадыров – слажено вызывают всплеск нужных эмоций у чеченцев и ингушей, но держат ситуацию под своим контролем. Поскольку бессрочный палаточный митинг в Магасе получил разрешение стоять до 15 октября, что невероятно для остальной РФ, то к этой дате Кремль должен будет определиться, как продвигать план по «укрупнению» дальше.

Первый и наиболее вероятный шаг Кремля, – в Ингушетии соглашение о границе приостановят и отправят на утверждение на референдум, как того и требует лагерь в Магасе. Кадыров поступит симметрично и тоже назначит в Чечне референдум. Оба эти действа пройдут через один-два, максимум – три месяца. Референдум в Ингушетии, вне сомнений, отвергнет соглашение в его нынешнем виде, и у Москвы будет два варианта.

Первый – «заморозить» тему с границей на неопределенное время. Второй, – ввести в оборот тему о восстановлении «спаренной» Чечено-Ингушской автономной республики и этим снять вопрос о границе, поскольку это будет не граница между двумя «субъектами федерации», а что-то вроде границы между двумя хозяйствующими объектами РФ.

Москва известный специалист по «замораживанию», но в данном случае прибегнет к нему, только тогда, когда увидит, что все идет не по плану. Цель Москвы – восстановить «спаренную республику», а затем использовать это как прецедент для сливания в один Кавказский или Горский край семи нынешних «субъектов федерации» – Ингушетии, Чечни, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии-Алании, Карачаево-Черкессии, Дагестана и Ставропольского края, в городе Пятигорск которого сейчас и расположена резиденция наместника Кремля в Северно-Кавказском федеральном округе. В перспективе в этот новый «субъект федерации» извне может влиться «Южная Осетия», и возможно, Абхазия, если не войдет в аналогичный «укрупненный» субъект из Краснодарского края, Адыгеи, Крыма, Ростовской области и еще чего-нибудь.

Дивиденды, которые план по «укрупнению» принесет Кремлю многочисленны. В том числе и с точки зрения экономии на дотациях, которые сейчас получают эти «субъекты», особенно Чечня, стабильно занимающая первое место по их размеру в РФ. После такого «укрупнения» как минимум отпадает потребность мучительно договариваться с каждым «субъектом» каждый год о размере дотации ему, и сумму её на весь «Горский край» тоже можно сократить, а из-за инфляции это будет выглядеть даже как рост. Удобно и то, что внутри «края» будет постоянная грызня за передел дотации, а у Москвы будет решающий голос арбитра.

От «укрупнения» Москве сплошные выгоды. Особенно, если распределить кавказцев по двум краям, – в Ставропольский (Кавказский) край влить Дагестан, Чечню, Ингушетию и Осетию, а всех остальных – в Краснодарский (Горский) край, и этим достичь паритета в их населении между местными и русскими.

Остается только техническая проблема: как этот план реализовать, которая состоит из многих проблем. Поэтому Кремль осторожничает, и для их решения привлекает местные кадры, в том числе и чеченца Суркова, которому скоро станет совсем не до Украины и не до встреч с Куртом Волкером. Понятно, чтобы заставить кавказцев слиться в Горский и Кавказский края, а затем стать и стопроцентными россиянам, надо «накапать» в разных точках Кавказа «бензин» и позажигать. Именно – накапать, как в аптеке, без перебора, за чем и будет следить Сурков, регулируя клапан «широта русской души», насколько ему это позволят. Другая проблема – сами местные кадры, включая Кадырова, которые в процессе «укрупнения» пусть и временно, но неизбежно превращаются из «пехотинцев путина» в нечто, напоминающее младших партнеров. Некоторые из них могут в это даже искренне уверовать, что не исключает сценарий типа Третьей чеченской войны. Неизбежна между ними и конкуренция. Третья проблема – некоторая непредсказуемость для Москвы самих кавказских обществ. Они, безусловно, автократии маленькие, но гордые, а потому могут нестандартно отреагировать на то русское хамство, которое в Москве даже хамством не считают.

В итоге Кремль осторожно начинает продвигать «укрупнение» с Ингушетии и руками Кадырова поднял тему границы, которую можно было не поднимать еще много лет, а для ее рассмотрения избрал столь нетипичный для РФ формат. Причина, – давят санкции и другие обстоятельства, которые ставят Москву перед выбором: отпустить Кавказ, ждать, когда тот сам уйдет, или срочно делать из него типовую российскую губернию. Выбрали третье – осталось лишь сверить часы и уточнить сроки.

Сергей Климовский

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме