Из года в год на/в России всё мельчает и мельчает. Если раньше Москва рассказывала, как загнивают, разлагаются и с дня на день вот-вот исчезнут США, то теперь всё это она повторяет в адрес Украины. От амбициозных планов по захвату под красным знаменем всего мира в Москве докатились до скромных пожеланий – как бы удержать Абхазию с Крымом и без потери лица вернуть Курилы японцам. Жириновский предусмотрительно уже намекнул Госдуме, если придётся возвращать Крым, то надо вернуть его не Украине, а Турции, так как в первый раз Москва якобы «отжала» полуостров у неё. Чувствуется, что Жириновский не юрист, а только сын юриста. Забыл сказать Госдуме, что сначала надо признать незаконным выход Крымского ханства из состава Золотой Орды, и принять по этому поводу постановление.

Не исключено, что Жириновский не забыл о Крымском ханства, а сознательно решил не лезть в историю глубже XVIII века, так как в Татарстане 2020 год вполне официально объявлен Годом Золотой Орды в связи с 750-летием её образования. После того как в 2018 г. Москва запретила обязательное преподавание татарского языка в Татарстане, она уже не рискнула запретить Казани эту маленькую антиимперскую культурную демонстрацию. В Москве боятся перегнуть палку и лишь по-советски брюзжат о «поднимающих голову» татарских националистах. Раньше Москва боролась только с солидными украинскими националистами, а теперь снизошла и до татарских.

Мельчает Москва. Скоро будет бороться с мещёрскими националистами в Тамбовской и Рязанской областях, если те решат отметить 1500 лет первого письменного известия о них в книге Иордана «История готов». Могут отметить и 1600-летие вхождения мещёры (мещеряков) в состав государства готов Германариха, уничтоженного гуннами в 370-ые годы, и установить ему памятник. Сентиментальные немцы за памятник Германариху на многое способны, вплоть до открытия регулярных авиарейсов Берлин – Тамбов.

Но сейчас Москву беспокоит не Германарих, а Чингисхан и его внук Батый, памятники которым хотят уставить в Казани. О памятнике Батыю в Татарстане публично заговорили в 2007 г., но из Москвы тогда прилетело – и не мечтайте. Однако в Казани продолжали настаивать, как же так, – татары древний народ и без памятника. Когда в 2016 г. в Орле возвели памятник Ивану Грозному, то у руководства Татарстана появился аргумент в пользу Батыя, если вы уставили памятник разорителю Казани, то почему запрещает нам установить памятник разорителю Москвы? Более того, татары сейчас стали разворачивать против Москвы её собственную схему истории.

В Москве 200 лет утверждают, что она, завоевав 1/6 суши и объединив народы этой территории в свою империю, избавила их от междоусобных войн и иностранного ига, за что те должны быть ей вечно благодарны. Вдобавок она принесла им ещё и передовую цивилизацию. Но теперь в Казани заговорили в том же духе, что до Москвы всё это уже сделал Чингисхан, и сделал даже лучше, так как завоевал гораздо больше. Батый вообще спас Русь от бессмысленных междоусобиц княжеств. Если бы не Батый, то они так были и дальше резали друг друга и ничем хорошим это бы не закончилось. Но пришёл Батый и навёл порядок на Руси. Так что, слава Батыю и татарам с монголами! Не повезло только белорусам и украинцам, они в империю Джучи не вошли.

Можно добавить, что Батый также избавил славян и от ига русов, которые тех грабили и продавали в рабство арабам и грекам. Батый, помимо славян, избавил от ига русов еще и множество балтских и угро-финских народов. Он принёс сюда и достижения передовых цивилизаций – китайской и индийской. Прежде всего – десятичную систему счёта. Ею пользуются до сих пор. В Европе её ввели только в Великую Французскую революцию по предложению математика Кондорсе и армия Наполеона распространила эту систему счёта по всему континенту. Куда не дошли войска Наполеона – в Англия и США, до сих пор пользуются фунтами и унциями. Так что, в этом Батый – предшественник Наполеона. Так как памятники Наполеону есть, и не только во Франции, но даже в Казахстане, то почему нельзя в Казани поставить памятник Батыю, как популяризатору десятичного счёта?

Это далеко ещё не все аргументы Казани в пользу Батыя. В Казане очень дипломатично на официальном уровне не отмечаю 2017-2019 годы как 780-летие прихода войск Батыя в Поволжье и как юбилей освобождения от ига русов. О таком юбилее говорят в полголоса только в некоторых общественных организациях. В Москве поругивают «поднимающих голову» татарских националистов, но не могут запретить отмечать юбилей Золотой Орды. Не могут, поскольку у Москвы нет внятного и убедительного ответа на вопрос: почему в Татарстане татарский язык можно учить только факультативно и если на это дадут денег, а русский язык – в обязательном и принудительном порядке? Нет у Москвы ответа и на другой вопрос: почему русским позволительно вставать с колен, а татарам запрещено даже поднимать голову? Поэтому из Москвы сейчас ведут линию: юбилей Золотой Орды в обмен на отказ официальной Казани от борьбы за татарский язык.

В Казани это условие приняли, но взамен настойчиво и мягко принуждают Москву выбрать: памятник Чингисхану или памятник Батыю, какой вам, «старшие братья», больше нравится? Иначе что это за юбилей без памятника?

Казань уже может сослаться и на прецедент в Калмыкии, где в феврале уставили памятник Чингисхану. Не в столице – в Элисте, а в посёлке Привольный Яшкульского района, вдали от трассы, чтобы не сильно нервировать Москву. Инициатором установки стало местное животноводческое предприятие «Улан-Хееч». Деньги на памятник дали также фермеры и местная община торгутов, которые были одним из четырёх племён, избравших Тимучина своим ханом. Пока установлена только фигура Чингисхана, но летом к ней добавят четырёх несущих его воинов, которые будут символизировать те четыре племени. Калмыки, как ветвь племени монгольского племени ойратов, считают себя потомками Чингисхана, и Москва не в силах ничего с этим фактом сделать. Если в столице Монголии стоит огромный памятник хану, и большой памятник ему есть в Китае, то неприлично запрещать устанавливать его в Республике Калмыкия, чтобы не омрачать отношения с Пекином. Вдобавок, калмыки – буддисты, и никак не подпадают под статью об «исламских террористах и экстремистах».

Москва не может позволить себе без потери лица заявить о «поднимающих голову» калмыцких националистах, – это будет выглядеть как ещё большее измельчание. После такого останется лишь начать борьбу с мещёрскими националистами. Поэтому в Москве решили – в степи, тайге и тундре ставьте памятники хоть Степану Бандере, только, чтобы до них добраться было сложно. Не исключено, что Москва пойдёт и на уступку Казани и разрешит установить памятник Чингисхану, а не Батыю. Но для татар памятник Батыю предпочтительней, в силу сложной, скажем так, истории их отношений с Чингисханом. Москва уже делает на этом усиленный акцент, надеясь уговорить татар, что они уже вовсе и не татары, а болгары, следовательно, и Чингисхан, и Батый для них, – это завоеватели и поработители. Отсюда вывод – зачем вам такие памятники?

Но в этом случае Москва попадает в ловушку мифов вместо истории, которые сама создала 150 лет назад. В XIX веке в национально-освободительном движении коренного населения Казанской губернии было две ветви. Сторонники одной вели его историю от Волжской Болгарии, а другие, вслед за русскими, называли себя татарами, и апеллировали к истории Казанского ханства. Царское правительство, а затем и большевики, сочли для себя более выгодным поддержать татарскую ветвь, поскольку ей можно бросить, – вы завоеватели, убирайтесь в Монголию, и навязать чувство исторической вины за сожжение града Кучково – Москвы. Теперь, когда татары согласились, что они татары, и гордятся Батыем, Москва стала доказывать им: вы не татары, вы булгары, такие же пострадавшие от Батыя, как и мы. Но этим она признаёт их коренным, до золотордынским населением, со всеми вытекающими неприятными для неё последствиями.

Если продолжать в том же духе, то так и мещёрские националисты «поднимут голову» и установят памятник если не Германариху, то богине Мокошь или ещё кому-нибудь прародителю своего народа. Могут, наконец, добиться и установки в Тамбове памятника Александру Антонову и участникам антибольшевистского крестьянского восстания 1920-1921 г. Борьба за такой памятник в Тамбове идёт уже 20 лет. Тамбовцы ещё с 1990-ых им мемориальные доски и памятные знаки устанавливают, а власти их уничтожают, либо пытаются уговорить поставить общий памятник большевикам и восставшим против них крестьянам. Осталось ещё открыть объединяющий всех памятник «Сталин и жертвы».

Мельчает Московская империя, от борьбы с мировым империализмом и украинскими националистами она всё больше скатывается к бюрократической борьбе с памятниками и памятью. Может докатиться и до того, что и впрямь начнёт бомбить Воронеж.

Сергей Климовский

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке