Разрыв евхаристического общения РПЦ с нашим, т.е. К-польским патриархатом — это еще не раскол, к сожалению. Пока не раскол. Раскол — это изменение вероучения, и раскол обязательно признается обеими сторонами. Как это было, например, во время арианского раскола. На все дерганья РПЦ Константинополь реагирует примерно никак. Ждет пока Гундяев перебесится.

А вообще, если все так пойдет дальше, местом схождения благодатного огня для залесского патриархата будет не Иерусалим, а Владимир-на-Клязьме. Ждем и надеемся.

Да, когда я заявляю: «Жаль что РПЦ пока не совсем в расколе», это не значит, что я хочу раскола. Раскол — это всегда рана на теле Церкви. Просто нужно понимать, что зашкаливающий слоеный клерикализм в РПЦ привел к тому, что высшие иерархи этой церкви давно уже построили какой-то свой мирок, и в нем анафематствуют и благословляют не по Евангелию, а по желанию своих больных душ.

Поэтому чем дальше эти люди от мирового православия, тем православие православней. И я за окончательный и бесповоротный раскол с гундяевцами и прочими онуфриями ткачевыми.

В то же время мы с христианской любовью и глубоким человеколюбием должны принимать приходящих к нам из русскомирной ереси и кающихся в ней.

Александр Дедюхин

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке