Тёмной-тёмной ночью в Администрации Президента горели окна. Консилиум затянулся.

— Надо ещё решить, кого из блоггеров отправить в поездку, — напомнил один из участников совещания. — Чтобы писал хорошо. Описал впечатления. Нарисовал выпуклую, образную картину. В тексте, разумеется. Маслом картину рисовать не надо. В общем, какие предложения на этот счёт? Кого пригласим?
— Непростая задача, — покачал головой другой. — Сложный выбор.
— Надо так, чтобы потенциальную аудиторию не оттолкнуть, — поддержал третий. — И не поляризовать. И чтобы без негатива.
— Олену Монову можно, — сразу предложил кто-то. — Человек взрослый, ответственный. Пишет хорошо.
— Можно Монову, — согласился охотно первый.
— С алабаем, — кивнул второй. — Смешно будет, вот увидите.
— Монову нельзя, — покачал головой кто-то. — Она не может. По личным обстоятельствам.
— Жаль, — покачал головой первый.
— Да, жаль, — согласился второй.
— Олешко может поехать, — раздался голос.
— Олешко нельзя, — покачал головой кто-то. — Он опять там селфи будет делать, а толком так ничего и не напишет.

Участники совещания помолчали.

— Что вообще там за блоггеры есть, из кого выбирать-то? — не выдержал один.
— А вот сейчас рейтинг блоггеров откроем и посмотрим, — предложил первый и подвинул к себе ноутбук.
— Олега Пономаря, может? — предложил он тут же. — В самом верху списка, популярный очень.

Все весело поржали.

— Ладно, тогда Монову, вот она, следом прямо за ним.
— Монову нельзя, — покачал головой кто-то. — Она не может. По личным обстоятельствам.
— А, ну да, — кивнул первый. — Тогда Бирюков вот, за ней. Надёжный, проверенный, взрослый…
— Бирюкова нельзя, — покачал головой третий. — Он общаги строит, очень занят.
— А, ну да… — кивнул первый.

— Роман Скрыпин, — подглянул в экран ноутбука второй.
— Скрыпина нельзя, — покачал головой третий. — Он опять начнёт своё: когда, мол, началась Вторая мировая война?

Все помолчали и подумали.

— И в чём проблема? — уточнил второй. — Ну, ответит Порошенко ему, когда началась Вторая мировая война.
— Так он же потом спрашивает, когда началась Первая мировая война, — пояснил третий. — А если на это ответишь, спрашивает, когда Война за независимость США. А если и это знаешь — спрашивает, когда была Война алой и белых роз, Семилетняя война, Столетняя война, Первая пуническая, Вторая пуническая и Третья пуническая…
— Да, это проблема, — согласился первый. — Скрыпина нельзя…

— Юрия Гудыменко можно, — предложил кто-то.
— Гудыменко нельзя, — покачал головой третий. — Поляризует аудиторию. Много негатива. Матюкается.
— Все матюкаются, — пожал плечами второй.
— Но другие между матюками слова вставлять не забывают, — уточнил третий.
— Да, Гудыменко нельзя, — покачал головой первый.
— Мирослава Олешко можно, — раздался голос.
— Олешко нельзя, — покачал головой второй. — Олешко зае*ал. В смысле, я хотел сказать, поляризует аудиторию, много негатива…
— Хорошо бы Монову, — предложил кто-то.
— Монова не может, — раздражённо повторил первый. — По личным обстоятельствам.
— Трегубова можно, — предложил третий. — Человек взрослый, ответственный, пишет хорошо…
— Трегубов не может, — покачал головой второй. — У него лапки.
— Да что ж такое… — вздохнул первый.

Все помолчали и подумали.

— Швеца можно… — робко предложил кто-то.
— НЕТ! — дружно завопили первый, второй и третий.
— Филип Духлий ещё есть…
— Нет! — категорически заявил первый. — Он своих лего-роботов притащит, не успеешь оглянуться — нас всех тут на роботов заменят. Или на простой скрипт.
— Нет, Духлия нельзя, — согласились все. — Не нужно этого… Поляризует аудиторию…
— Мирослав Олешко надёжный, взрослый… — снова раздался голос.
— Мирослав, заткнись, — попросил первый. — Кто его вообще сюда пустил, как он сюда проник?

— Оптимально, конечно, было бы выбрать женщину… — мечтательно сказал третий. — Было бы современно, по-европейски…
— Дана Яровая, — предложил второй.
— Нет, — категорически помотал головой первый. — Она не может по личным обстоятельствам. И это хорошо! Президент ещё не отошёл от прошлой встречи с ней.
— Нет, Яровую нельзя… — согласились все. — Поляризует аудиторию…
— Женщин вообще не так чтобы много блоггеров… — покачал головой кто-то.
— Ну, не женщину, — пожал плечами третий. — Я ж просто предложил. Ну, давайте мужчину. Вон, Завгородний пусть поедет.
— Завгороднего нельзя, — покачал головой второй. — Поляризует аудиторию, много негатива, матюкается…
— Все матюкаются, — пожал плечами первый.
— Нельзя Завгороднего, — продолжал настаивать второй. — У него ножки больные, он хромает сильно, а у Президента такой напряжённый график…
— Завгородний, заткнись, — попросил первый. — Так, давайте ещё идеи, ну?! Что, некого послать?! Полная страна блоггеров, заводы стоят, а поехать с Президентом в рабочую поездку некому?..
— Оптимально, конечно, было бы выбрать трансгендерную чернокожую инвалида-лесбиянку… — мечтательно сказал третий. — Было бы современно, по-европейски…
— Ты ох*ел? — напрямую спросил первый. — Где я тебе такого блоггера найду?
— Я готов! — раздался голос сбоку. — Ради такого дела я готов на всё!
— Уберите отсюда Олешко, — устало попросил первый.

Все помолчали и подумали.

— А может из этих кого-то выберем? — предложил первый. — Из порохоботов?
— Кого например? — уточнил кто-то.
— Вот Валерий Прозапас есть, — предложил первый тут же. — Взрослый, серьёзный… На параде был, кстати, маршем шёл. Очень представительный…
— Не, — покачал головой третий. — Поляризует аудиторию. Скажут, АТОшника-карателя выбрали, Президент разыгрывает милитаристскую карту…
— Тогда вот Комарову? — предложил второй. — Женщина, как вы хотели.
— Алла не может, — покачал головой третий. — Она в турпоездке.
— Когда? — спросил второй.
— Всегда, — лаконично пояснил третий.
— Матюшин? — безнадёжно предложил второй.
— Нельзя, — покачал головой первый. — В программе экскурсия на ликёро-водочный завод.
— Нельзя, — согласился третий. — Завод этого визита не переживёт.
— Дмитра Гнапа можно послать, — вдруг предложил второй. — Он же типа блоггер? Давайте его пошлём, это его озадачит.

Все помолчали и подумали, и попытались себе эту поездку представить. У них не получилось.

— Ботоферму можно послать, — вдруг предложил третий. — А что? — поймал он на себе удивлённые взгляды. — Удобная же штука. Положил флешку в карман, и поехал. Места мало занимает, кормить не надо…

Все помолчали и подумали над тем, в какой момент жизнь их пошла не туда.

— Хорошо бы Монову, — наконец предложил третий, от отчаяния.
— С алабаем! — радостно вернулся к этой мысли второй.
— Монова не может, — раздельно и по слогам повторил первый. — По личным обстоятельствам.
— По каким обстоятельствам? — наконец решил уточнить второй.
— Она в научной экспедиции, — пояснил первый. — Изучает пути миграции ховрахов.
— Дело нужное, — не нашёлся второй, что возразить.

Все помолчали и подумали.

— Давайте Анну Оскомину пошлём? — вдруг предложил третий.
— Поляри… — начал первый.
— По*уй, — оборвал его второй. — Кого бы мы ни выбрали, всё равно потом напишут, что всё сделали не так. Вот увидите. Спорим на бутылку джина?

И он, конечно же, выиграл.

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке