Иногда император делал себе полный выходной и не принимал своих министров или других Миллеров. Он просто находился в состоянии созерцания и поиска новых решений, становящихся судьбоносными для империи. Он обнаружил себя у рояля, вдохновенно музицирующим и готовящимся затянуть песню из его молодости:

«Бывают дни, когда опустишь руки, и нет ни слов, ни музыки, ни сил…», но понял, что исполняет «Собачий вальс», а под него эту песню явно не споешь.

Тогда он встал и прошествовал на большой балкон, с которого открывался вид на море. За его спиной сразу произошло едва заметное движение, это будущие губернаторы, а пока – охранники, занимали новые позиции за колоннами и скульптурами. Они четко уяснили главное в искусстве охраны. Нельзя попадаться на глаза императора, когда он того не хочет и мгновенно представать пред его императорские очи, как только он того захочет. Предугадывать его желания и было наивысшим искусством, которое открывало дорогу к головокружительной карьере. Их начальник как-то сказал, что скоро посторонних губернаторов не останется и тогда в ход пойдут должности министров и глав центральных имперских органов власти. И везде их будут занимать они – охранники.

В любом случае, такие дни вынуждали думать о каких-то масштабных вещах, преобразованиях, реформах и прочем. Он знал, что если не погрузиться в какие-то масштабные дела, то его разобьет ипохондрия и он снова будет размышлять о причинах своего маленького роста или такой обидной лысины. Он прошел в свою роскошную ванную, где все предметы были сделаны из дорогого итальянского мрамора и золота. Краны, унитаз, даже дверные ручки – все было из золота. Уставившись на свое изображение в зеркале , он опять обратил внимание на лысину. Сколько неудобств она доставляла – ужас. Конечно, можно было бы смириться, что на голове уже нет никакой растительности и уже не будет, но это значит, что пришлось бы себя записать в старики, а он этого не хотел, ему казалось, что он еще очень моложавый и бодрый. По крайней мере, окружающие это всегда подчеркивали, а личный повар Пригожин (кстати, побрившийся налысо, чтобы показать императору свою преданность), и вовсе не давал ему больше 28 лет. Это было очень приятно и тогда император назначил его на должность миллиардера.

Тем не менее, за рубежом иронизировали и по поводу лысины и по поводу того, что император почти не занимается вопросами управления, но долго спит и показывается на людях только после обеда. А все из-за лысины. Им же не понять, сколько она отнимает усилий. Однажды сделали пересадку донорских волос, но они не прижились как надо. Часть из них приобрела фиолетовый оттенок, а часть – выпала, образовав «лишайные проплешины». Пришлось все убирать.

Тогда было решено пересадить собственные волосы, но с другого участка тела. Ему сказали, что так поступают с кожей после ожогов. С участков тела, которые всегда скрыты одеждой, аккуратно снимают кусочки кожи и приживляют на пораженное место. Кожа не отторгается и ведет себя естественно и предсказуемо. Так поступили и в этот раз, взяли волосы с того самого места, откуда обычно берут кожу и успешно пересадили. В общем, все было хорошо. Волосы остались в своем естественном цвете и не выпадали кусками, как то было раньше, но он покрылся жесткими кучеряшками и стал похожим на молодого Обаму (а дело было во время правления Барака Хусейновича). Правда, придворные убеждали, что похож он вовсе не на Обаму, а на юного Володю Ульянова-Ленина, но эта аналогия его не устроила.

В детстве у родителей был кот по кличке Ленин. Имя дали не просто так, а потому, что оно не давало молодому императору возможности свалить на него различные собственные проступки. Например – сожрал что-то лишнее, разбил или порвал, и можно бы свалить на кота, будь то Барсик или Мурзик, но свалить это на Ленина было решительно невозможно, это понимал юный пионер Володя.

Так что аргументы о молодом Ленине оказались неубедительными и даже неприятными. С другой стороны, императору было приятно то, что был сам факт подобного предложения, а значит, придворные ничего не знали о его детстве и юности. А там было много такого, что он долго и безуспешно пытался забыть. Он убеждал себя в том, что уже родился императором.

В общем, остался один вариант. В том месте, где волосы еще как-то росли, а именно — за ухом, он отпустил полуметровые волосины, в количестве, составляющем строгую государственную тайну, вот их парикмахер закидывает через всю лысину и закрепляет на ней специальным составом. Так создается впечатление, что там есть какие-то волосы, а не голое колено. С другой стороны, публика просто не может себе представить, сколько времени занимает приклеивание и отклеивание этих волос так, чтобы они не повыпадали и несли свою функцию камуфляжа.

(окончание следует)

anti-colorados

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке