Как живет Горловка и ее жители в оккупации и с какими проблемами в гуманитарной сфере столкнется Украина, когда освободит шахтерский город.

Вот уже вторую неделю обострилась ситуация возле города Горловка Донецкой области. В окупационной администрации «ДНР» обвинили ВСУ в попытке наступления, в штабе же Операции объединенных сил заявили лишь о занятии поселка Южное под самим городом.

Население – идет вниз к старости

Если в довоенные времена в Горловке проживали порядка 267 тысяч жителей, то согласно данным «Госстата ДНР» на 1 апреля 2018 г. в городе проживали 263 214 человек. Но стоит пройти по, в лучшем случае, полупустым (если это не праздничный день и торжественное шествие) улицам, чтобы усомниться в этой статистике.

По самым скромным подсчетам из-за боевых действий и потери Украиной контроля над городом из него выехали около 30% жителей. Плюс многие горловчане по причине отсутствия в городе работы с достойной оплатой выехали на заработки в Россию, где и проводят большую часть времени. В итоге, скорее всего, постоянно в городе проживают сегодня вряд ли больше 150-180 тысяч.

В пользу этого говорит и падение рождаемости, по данным все того же «Госстата ДНР» за январь-март 2018 года в городе родились 245 детей или приблизительно 19 в неделю. В довоенной Горловке в неделю в среднем рождались 45 малышей.

Умерло за 3 месяца 2018 года 1105 человек, что в общем-то также превышает довоенные показатели, правда не так сильно, как упала рождаемость.

Добавим к этому уезжающую на заработки или навсегда молодежь — и получим уменьшающийся в числе и стареющий город с падением рождаемости. Впрочем, эта тенденция была, в целом, характерна для города и прежде.

Война и иллюзия мира

Вот уже почти 4 года Горловка имеет статус прифронтового города, а с августа 2017 года еще и сомнительное звание «Город-герой ДНР».

За оба эти сомнительных «достижения» город расплатился жизнями около 250 мирных горловчан, ранением сотен людей, повреждением и разрушением тысяч зданий и объектов инфраструктуры, материальный ущерб от чего посчитать пока не представляется возможным.

Впрочем, за исключением лета 2014-го и периода «битвы за Дебальцево» зимой 2015 года, жизнь в городе может быть иллюзорно мирной: в основном жители центра и большей части города слышат артиллерийскую канонаду и читают в Интернете о боях на окраинах Горловки. Горожане не обманывают себя, так как знают, что в любой момент может случиться обострение и им снова придется слушать не далекую артиллерийскую канонаду, а близкие разрывы. Обычно таким временам предшествуют периоды напряженности.

Вот и апрель и начало мая 2018 стали для города таким периодом. А вслед за этим вспыхнувшие бои за поселок Южное привели к очередной эскалации, апофеозом которой стала неделя с 15 по 21 мая. За это время по данным «городских властей» были убиты 4 мирных жителя (одна из убитых была в камуфляжной форме и как оказалось отдыхала на пикнике с боевиками), 9 ранены и пострадали 98 домостроений.

Утро понедельника, 22 мая, началось также с интенсивной артиллерийской стрельбы. Затем в окупационной администрации заявили о танковой атаке ВСУ, что оказалось фейком. Тем не менее в самой Горловке детей отпустили с занятий, и пошли слухи о возможной эвакуации жителей из прифронтовых районов. Впрочем, «мэр Горловки» Иван Приходько призвал население успокоиться, заявив, что особой опасности нет, и эвакуация производится не будет.

После того утреннего боя 22 мая в районе города установилась относительная тишина, продолжающаяся и доныне.

Товары есть, цены вниз

Война войной, а кушать надо. В сравнении с 2014-2015 годами ассортимент, качество товаров значительно выросли, а цены не так сильно отличаются от украинских, как прежде.

На потребительском рынке Горловки правит бал продукция из РФ, причем в отличие от 2015 года, когда поставлялись откровенно низкокачественные товары, они даже стали получше. При этом, по мнению многих горловчан, они уступают украинским аналогам, товарам из Беларуси, продуктам, произведенным на самих оккупированных территориях . Также есть «экзотика» вроде вин и минеральных вод из Грузии, батончиков «Марс» из Польши или по уверениям продавцов на рынке, картофеля из Египта по 32 российских рубля за килограмм (13,60 грн. по курсу НБУ), томатной пасты из Ирана или итальянской вермишели по 115 рублей (49 гривен) за пачку.

Несмотря на официальную блокаду торговли с оккупированной территорией со стороны Украины, в Горловке по-прежнему можно купить украинскую продукцию, правда в куда меньшем объеме чем прежде. Проще всего купить алкоголь, кондитерские изделия, возможно сыры, а если захочется отведать «икры заморской, баклажанной», то есть икра ТМ «Верес» по 80 рублей (34 гривны) за банку. В целом купить украинские товары больше шансов на рынке или в небольших магазинчиках. Крупные торговые сети в основном работают с поставщиками из РФ, Беларуси и местными предприятиями.

Что до цен, то на 21 мая они были следующими:

К ценам остается добавить в целом низкие коммунальные тарифы, один из предметов гордости донецкой оккупционной администрации. Например стоимость газа для населения почти в 7 раз ниже чем в целом на Донбассе. Тем не менее, даже эта цена не всем бывает по карману.

Зарплаты: как финансы, поют романсы

Какие бы ни были цены, благосостояние человека прежде всего зависит от его доходов и здесь несомненно больше всего не повезло пенсионерам. Так, по данным «Пенсионного фонда ДНР по Горловке» в сентябре 2017 года 43 тысячи пенсионеров или 46%, получали минимальную пенсию, составлявшую тогда 2,600 российских рублей (1106 грн.). Правда с 1 января минимальная пенсия выросла до 2904 рублей или 1236 гривен, но вряд ли пропорция получателей минималки сильно изменилась. Между тем, оплата коммуналки за 2-комнатную квартиру в отопительный сезон составляет 1000 рублей или 425,60 грн., что явно не под силу одиноким пенсионерам. Впрочем, можно воспользоваться субсидией, но все равно пенсия очень маленькая.

Легче живется тем пенсионерам, у кого есть родственники способные выслать денег на банковскую карту, которые можно обналичить в легализованных пунктах обнала за 5% комиссионных, или могут помочь дети работающие в городе или мотающиеся на заработки.

До войны в Горловке в цене были токари, шахтные специальности. Сейчас, в основном, торговых представителей ищут и врачей. Причины очевидные: заводы стоят, рабочие профессии не особо котируются, они в большом количестве не нужны — работать особо негде.

Что до доходов других категорий, то вне конкуренции тут пока «контрактники ДНР», получающие 15 тысяч российских рублей (6384 гривны), что правда с учетом профессиональных риков не так уж и много.

В частном секторе малого бизнеса зарплаты также разные, например, тут вне конкуренции торговые представители с заработком до 20-30 тысяч рублей (8512-12768 гривен), правда не каждый имеет авто, да и амортизация последнего тоже чего-то стоит.

Что до рядовых продавцов их зарплата может варьироваться от 7-12 тысяч российских рублей (2979-5107 грн.) в успешном бизнесе, которых в городе правда очень мало, до более реалистичных 4-5 тысяч (1702-2128 грн.)

Реализаторы на рынках получают за выход 100-150 рублей (42,50-64 грн.), а также процент с выручки которой правда может и быть те самые 100-150 рублей.

Впрочем, всегда есть возможность ловчить: например, задержанный «МВД ДНР» 18 апреля начальник отдела здравоохранения Горловки Денис Таранов мог собирать с городской медицины до 5 миллионов рублей в месяц (2,128 млн. грн.). Пойманные же «МГБ ДНР» 27 апреля пограничники «сшибали» деньги на блокпосту Майорский. Правда, после их ареста деньги брать не перестали: пройти без очереди, например, стоит 200 рублей (85 гривен).

Промышленность стоит

Отдельный разговор — работа и зарплаты на промышленных предприятиях Горловки. И то и другое фактически тайна за семью печатями, главным образом потому что состояние и того, и другого вопроса — удручающее.

В довоенной Горловке градообразующими предприятиями были химический концерн «Стирол» и угледобывающее объединение «Артемуголь», совокупно дававшие работу как минимум 10-12 тысячам горловчан.

Еще весной 2014 года «Стирол» остановил производство, а летом частично был занят боевиками, разместившими там свои склады, технику и ремонтные мастерские. За время боевых действий по предприятию было ряд попаданий, но вопреки заявлениям «ДНР» опасности горожанам и особых повреждений предприятию они не нанесли. В сентябре 2016 года боевики покинули территорию предприятия.

Все время простоя его владелец Дмитрий Фирташ платил 2/3 зарплаты рабочим видимо пытаясь удержать коллектив в городе в надежде на пуск завода. Костяк коллектива остался и пуска дождался, правда, вряд ли это его обрадовало.

После начала торговой блокады оккупироаных территорий, объявленной Украиной весной 2017 года, «Стирол» был «национализирован» и передан во внешнее управление. Под этим же управлением предприятие начало выпуск пластиковой посуды, что выглядело скорее издевательством, чем достижением. В мае 2017 даже выплатили зарплату первым 82 сотрудникам госпредприятия ДНР «Стирол». Интересно, что до войны на предприятии работали более 4 тысяч горловчан.

Постепенно штат увеличили по одним данным до 600, по другим до 1 тысячи человек, и объявления о наборе продолжаются. Сами стироловцы жалуются что на предприятии бывают задержки в выплате зарплаты до 2 месяцев.

Администрация «ДНР» делает хорошую мину при плохой игре и обещают вот-вот запустить предприятие, хотя бы его более безопасные цеха. Последнее такое обещание звучало 30 января 2018, но воз и ныне там.

Еще неудобнее вышло с 4 шахтами ГП «Артемуголь», многие шахтеры которых были движущей силой акций так называемой «Русской весны».

В ходе боевых действий из-за повреждения водооткачивающего оборудования была затоплена наиболее перспективная горловская шахта имени Ленина. Пострадала и шахта Румянцева, но в куда меньшей степени. Шахты имени Гаевого и Калинина какое-то время с горем пополам добывали уголь, правда не совсем понимая куда и кому отгружать. В конце концов, вместе с 6 шахтами соседнего Енакиево, на горловских шахтах прекратили добычу угля как на нерентабельных, однако остались долги: за 2 года были выплачены лишь 3 полные месячные зарплаты.

С приходом нового «мэра Горловки» Ивана Приходько в июле 2016 года на камеру было показательно заявлено, что за июнь 2016 все деньги перечислены в полном объеме. Правда на какой стадии находится выплата задолженности горловским горнякам сегодня – неизвестно, равно как и за счет чего же они живут, ведь угледобыча не ведется.

Великолепно чувствует себя «Стиролбиофарм» экс-нардепа Николая Янковского, предприятие которого в «ДНР» считают образцово-показательным, и куда любят поездить местные «руководители». В отношении самого Янковского СБУ, правда, заводила уголовное дело за финансирование терроризма, но закончилось оно, похоже, ничем.

Горловский машиностроительный завод имени Кирова также летом был занят боевиками, разместившими в нем артиллерийский дивизион «Корсы» — Ольги Качур. Пока там размещалось подразделение речь о производственной деятельности понятно не шла. После ухода последних в мае предприятие смогло отгрузить два комбайна, правда, кто выступил заказчиком и будет ли продолжение – неизвестно.

Работает и Горловский коксохимзавод принадлежащий бизнесмену Андрею Орлову. И ему явно повезло больше чем обогатительным фабрикам города, особенно «Кондратьевской», фактически уничтоженной в ходе пожара в 2014-м году. Правда, каковы объемы производства – неизвестно.

Не работает Горловский авторемзавод, занятый под стоянку и ремонтные мастерские техники боевиков «ДНР».

Лучше всех себя чувствуют предприятия пищевой промышленности Горловки: мясокомбинат и молокозавод регулярно производят набор сотрудников. Но на молокозаводе это объясняется не расширением производства, а банальной текучкой кадров из-за высоких требований к работникам и низкой по меркам города зарплаты.

Еще интереснее ситуация с Горловским хлебозаводом: в 2014-м году при горловском «коменданте» Игоре Безлере-Бесе он был «национализирован» у группы компаний «Lauffer» экс-нардепа Александра Лещинского и передан в «муниципальную собственность мэрии Горловки». В сентябре же 2017 года завод был «отжат» вооруженными людьми, по моим данным «министра по налогам и сборам ДНР» Александра Тимофеева, в пользу российской компании «Атлант-Донбасс», являющейся официальным собственником активов Лещинского на оккупированных райоах Донбасса и в Крыму.

Возможно, экс-нардеп просто переоформил собственность на другую фирму, но так или иначе возня вокруг предприятия прекрасно иллюстрирует ценность «пищевых» активов в Горловке и ДНР, способных обеспечить своему собственнику стабильный доход в условиях «народной республики».

Бизнес умирает

В довоенной Горловке малый бизнес давал работу 11 500 предпринимателям и 5 500 наемных работников. Каковы эти цифры теперь — неизвестно, но явно на порядки ниже.

Как признаются бизнесмены, бизнес в городе душат низкая покупательская способность, «чиновники ДНР» и отсутствие перспектив.

«Доходы у населения в основном маленькие и стабильным спросом пользуются довольно ограниченные группы товаров, как-то продукты, одежда, обувь, стройматериалы и то недорогие. У остальных же выручка обычно невелика. К тому же имеет место так сказать «сезонный» фактор. Например, на праздники выручка всегда в разы больше чем в обычные дни. Объяснение тут простое — в город приехали заробитчане из России с деньгами и балуют себя и родных живущих в Горловке. С другой стороны, если на передовой обострение, как сейчас, часть горожан кто посостоятельнее сидит на чемоданах чтобы покинуть город, остальные сидят на чемоданах для похода в бомбоубежище. Кому и зачем что-то продавать? В такие дни торговля просто замирает, некоторые даже магазины закрывают», — рассказал горловский бизнесмен Виктор.

С другой стороны, на бизнес давят «власти ДНР». Например, в апреле того года прошла проверка аптечных пунктов города. Так прошла, что часть из них закрылась — кто на время, а кто и навсегда. После 9 мая в Горловке ждали налоговую проверку из «республиканской налоговой», после которых обязательно какие-то магазины и рестораны закрываются из-за гигантских штрафных санкций. Однако из-за обострения под Горловкой проверка до города пока так и не доехала.

Вызывают неудовольствие и недоумение у бизнесменов и требования МЧС ДНР по прохождению инструктажа, к тому же платному, да еще и дорогому – раньше 3000 рублей (1,277 гривен), теперь 440 рублей (187 гривен), — что явно много для простой лекции, к тому же повторяемой время от времени и снова за деньги. Но главное – инструктаж должен проходить лично предприниматель, хотя на торговой точке обычно остаются наемные работники которым в случае чего и предстоит обеспечивать пожарную безопасность.

«Очень сильно изменилось отношение чиновников мэрии – если в 2014-2015 году мы были нужны и с нами говорили почти на равных, теперь это выглядит как ультиматум — облагородить территорию, покрасить подъезд или еще что-то. Я не против помочь городу и окультурить место у своего магазина допустим, но вот к чему мне слушать полные пафоса речи что мол как я могу в такое тяжелое для республики время как-то «не так» себя вести? Да еще и сдобренные угрозами в случае чего «доложить на самый верх». Какое-то проявление совка в худшем его виде и Северной Кореи. Боюсь как бы бизнесменов не стали называть по советской традиции спекулянтами и «куркулями», — обеспокоен другой бизнесмен Александр.

В итоге горловские бизнесмены просто не видят перспектив для бизнеса в городе имеющем низкую покупательскую способность и отсутствие светлых перспектив для бизнеса.

«Бизнес готов работать с любой властью. Ему нужно одно – четкие, стабильные правила игры которые должна дать власть. Пока этого не будет, развивать свой бизнес никто не будет, в лучшем случае магазин будет работать зарабатывая на налоги, зарплату наемным работникам и какие то средства коммерсанту на жизнь. В худшем – бизнесмен просто закроет свое дело и уедет», — откровенно высказался Виктор.

Впрочем, не стоит думать, что в Горловке совсем нет успешного прибыльного бизнеса – он имеется, но на фоне остальных он выглядит «белой вороной» и общей картины никак не меняет.

От дорог до бензина

Помимо войны, работы, зарплаты и цен, горловчан волнуют и вполне обыденные мирные вещи, например, городские дороги, ставшие притчей во языцех задолго до войны, а теперь еще и «добитые» тяжелыми армейскими грузовиками и гусеничной техникой.

Недовольство горловчан было замечено «мэром» Иваном Приходько, пояснившем на своей странице в соцсетях, что в 2017 году было выделено 45 миллионов рублей, в том числе 7 млн руб на ремонт переездов (19,2 млн. грн. и 2,98 млн. соответственно) на второй квартал в 2018-м году только 10 миллионов (4,25 млн. грн.), в то время как нужно два миллиарда рублей (851,2 млн. грн.).

Впрочем, даже при наличии дорог возникает проблема – как по ним ездить, ведь уже около 2 недель Горловка, как и вся оккупированная часть Донецкой области, находится в тисках очередного бензинового кризиса, когда бензин есть буквально на паре-тройке АЗС в городе и быстро раскупается. Причина дефицита топлива обычная для «ДНР» – бензин «застрял» на границе с РФ. В результате кризиса цена на бензин в городе поднялась примерно на 15%: на АИ-92 с 44 руб (18,70 грн.) до 50 рублей (21,30 грн.), на АИ-95 с 45 руб (19,15 грн.) до 52 рублей (22,15 грн.), что скорее всего потянет за собой рост цен на товары и услуги.

Никита Синицын

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке