Мне кажется, в целом к человечеству ещё не пришло глобальное понимание коренного изменения в мировых раскладах, произошедшего в последнее десятилетие. Вспомните высказывание покойного Шимона Переса, ставшего в конце жизни крупнейшим на планете политическим мыслителем: «Все мировое зло — от нефти».

Многие тогда посчитали это лишь натянутой метафорой. А на самом деле, попробуйте перечислить страны, являющиеся главными бенефициарами нефтяных сверхприбылей — Россия, Иран, Венесуэла, Саудовская Аравия и несколько аналогичных мракобесных арабских государств поменьше… Практически за большинством современных войн и террористических движений, крупномасштабной коррупции и многой другой мерзости стоят именно эти режимы. И не случайно.

Конечно, прямой связи между обилием в стране углеводородов и её аморальностью, агрессивностью, мракобесностью нет (вспомните хоть Норвегию). Проблема тут иная: гигантские доходы от энергетических ресурсов нередко попадают странам, которые по уровню экономического и технологического развития (а равно и человеческого), неконкуретноспособны. Эти гигантские незаработанные богатства позволяют им не вставая на путь прогресса играть непропорционально важную роль в мировых делах, продвигать свои вытесненные на обочину цивилизации идеологии — российское имперство, исламизм, венесуэльский большевизм (впрочем, этим сейчас не до экспорта социализма -К.В.) — финансировать войны и террористов, подкупать зарубежных политиков или даже объявлять бойкоты. И цивилизованный мир вынужден был с этим мириться, ибо любой серьёзное противодействие тут (особенно, военное) означало прыжок нефтяных цен, дефицит энергоресурсов и глубочайший мировой экономический кризис.

А потом пришёл гидроразрыв — технология, позволяющая добывать природный газ нетрадиционным способом. А она не только даёт доступ к дополнительному ресурсу, распределёному по «шарику» гораздо более равномерно, но и сама по себе является высокотехнологичным ресурсом, доступным лишь развитым странам. Стало очевидно, что США способны в понятные сроки компенсировать потерю едва не любого количества российской, иранской или иной нефти. И ситуация начала меняться.

Думаю, нынешняя реакция США на художества Чекистана и Ирана (не в пример более жёсткая, чем раньше) — явное тому доказательство. Ну, а если нужно открытое вербальное подтверждение, то вот вам позиция американского министра Райана Зинке во время визита в Санкт-Петербург: США способны с помощью своего флота ограничивать экспорт российской и иранской нефти в другие страны.

Диктат сбесившихся бензоколонок подходит к концу. Пусть и не завтра. И даже при том, что они в агонии наделают ещё немало шкоды.

Карл Волох

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке