О том, что Запад и в первую очередь – США, уже окончательно определились с тем, что в нынешней ситуации произошли необратимые изменения с характером основных угроз, можно сделать по ряду ключевых заявлений официальных лиц и по тому, как меняется концепция разработки новых боеприпасов.

Начиная с 2001 года, основной военной угрозой для Запада считались различные иррегулрные террористические группы. Оно и понятно, поскольку после теракта 11 сентября 2001 года эта проблема заявила о себе в полный голос, и в тот момент оказалось, что нет инструмента для эффективного ей противодействия. Дело в том, что такие силы использовали партизанские методы борьбы и растворялись в массах мирного населения. Даже получив оперативную информацию о конкретном месте нахождения цели, Штаты не всегда могли отработать по ним имеющимися боеприпасами, а пока до места доберется штурмовая группа, цель может уйти из зоны контроля.

Инженеры предложили разработку целой линейки малокалиберных, высокоточных боеприпасов, имеющих узконаправленое действие. Смысл их применения был в том, чтобы точно и гарантированно поразить цель, оставив целым все и всех, кто находится рядом с целью. Грубо говоря, боеприпасы получили точность до сантиметров и совсем небольшой заряд, который не рассеивает энергию взрыва, а направляет ее в направление цели.

Для достижения таких результатов пришлось кардинально переработать системы доставки, наведения и подрыва боеприпаса, но в конце концов, получилось то, что требовали военные. Они получили инструмент, имеющий высокую летальность и одновременно – минимальный сопутствующий ущерб. Казалось, что основные разработки будут вестись именно в этом направлении, но вот уже примерно год наблюдается другая тенденция.

Все наработки, которые были получены при создании малогабаритного оружия, перекочевали в боеприпасы довольно крупного калибра, в том числе, и в 450 килограммовые бомбы. Вернее, этот процесс идет полным ходом и включает в себя некоторые дополнительные аспекты, которые не применялись и не могли применяться для малогабаритных боеприпасов.

Речь идет о том, чтобы тяжелые боеприпасы получили, кроме высокоточности, еще и возможность воздействовать на цель различными способами. Как отмечают американские наблюдатели, сама авиабомба не претерпела кардинальных изменений за последние 100 лет. Это все тот же металлический корпус, начиненный взрывчаткой и воздействие на цель производится ударной волной и осколками корпуса бомбы.

Конечно, в последнее время бомбы получили системы наведения и способны корректировать свою траекторию на пути к цели. Некоторые образцы и вовсе получили возможность планирования и могут лететь де цели десятки километров от места сброса.

Поскольку речь уже идет о крупном калибре, то вероятный противник уже перестает быть партизаном и превращается в регулярную армию. Множество отчетов американских военных прямо не указывает на этого противника, но когда речь идет о том, что за последние десятилетия противник смог изучить тактику применения ВС США авиационных боеприпасов и принял меры к укреплению критических объектов своей инфраструктуры, то невольно делаешь вывод о том, что речь идет о РФ, Иране, КНР и КНДР.

Такое заключение дает основание полагать, что Штаты наконец-то поняли, что терроризм лишь условно является хаотическим явлением. Без наличия конкретного центра, который прямо или опосредованно его генерирует, терроризм не сможет перейти на самоподдерживающееся положение потому, что такая деятельность требует существенных ресурсов и эти ресурсы кто-то должен обеспечивать.

Хотя де-юре, дело еще не дошло до объявления РФ страной-террористом или спонсором террориста, де-факто такое понимание уже есть и пока политики раскачиваются, военные начинают готовиться к тому, чтобы выйти на готовность эффективно работать по целям именно этого противника. Это значит, что боеприпасы должны быть адаптивными и готовыми произвести различные виды эффектов, при поражении целей.

То есть, он должен быть способным доставить фугасный заряд к цели или накрыть ее осколками, но при необходимости – пробить бетонную защиту и взорваться внутри помещений. Причем, речь идет об одно и том же боеприпасе, но получившем различные виды настройки. В данном случае, речь идет о том, что характеристики подрыва уже не должны зависеть от типа взрывателя и других вещей, которые придают боеприпасу неизменные свойства еще во время его погрузки на носитель. Сейчас речь идет о том, что эти параметры должны задаваться уже в процессе выполнения миссии, а возможно и на подлете самого боеприпаса к цели.

Но кроме этого, явного пересмотра приоритетов и сосредоточение внимание на крупных боеприпасах, есть и другие свидетельства того, что США окончательно определились с приоритетам угроз. Как недавно заявил Курт Волкер, США полностью отменили эмбарго на поставку в Украину летального оружия. Оказалось, что замечательный интеллектуал Барак Обама закрыл эту возможность в связи с тем, что это могло привести к эскалации боевых действий на Донбассе. Дело прошлое, но на Обаме останется кровь украинцев и сирийцев, которые погибли из-за его чистоплюйской позиции, которая дала агрессору основания полагать, что ему все сойдет с рук. Как мы теперь знаем, концепция изменилась и Штаты полагают, что Украина имеет право противостоять агрессии РФ и применять для этого все доступные средства, в том числе, и поставленные из США.

Это, и не только это, вместе взятое говорит о том, что произошли фундаментальные изменения подходов к тому, что и почему творят взбесившиеся бензоколонки, наподобие Ирана и РФ. А правильно поставленный диагноз уже – половина успеха, поскольку уже понятно, какими лекарствами это нужно лечить, а лечить – есть кому и чем.

anti-colorados

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Фейсбуке